Наследники Руси

Король Даниил Романович: мифы и реалии

Одна из самых известных и одновременно наиболее знаковых фигур отечественной средневековой истории – князь, а с 1253 г. – король Руси Даниил Романович (родился накануне 11 декабря 1200 г. или 1201 г. – умер ранней весной 1264 г.). По сравнению со всеми другими представителями разветвленной династии Рюриковичей, на страницах летописания этот персонаж представлен лучше остальных. Довольно пространно его жизнь и деятельность приведены и в источниках иностранных государств. Соответственно, таким пристальным вниманием ученых ни один из представителей руськой династии не имел чести довольствоваться. В этом и заключается своеобразное «счастье короля Данила», как любят шутить историки.

Однако отсюда и немало не переосмысленных, не изученных на должном уровне аспектов его биографии: историческая память о первом короле Руси, мифы и легенды с ним связанные, частично сконструированы и в кабинетах академических историков и, как следствие, – в общественном сознании.

Pantelemon

Церковь святого Пантелеймона в Галиче (XII в.). Вероятное место крещения Даниила Романовича

Одним из таких исторических мифов о Данииле Романовиче является его неисторический «псевдоним» Галицкий, известный с начала XIX в., впрочем, совсем не подтвержденный источниками. За всю свою жизнь (полные 63 года) общее время его проживания, пребывания и управления Галичем составляет около 12,5 лет. Он шесть раз в буквальном смысле овладевал городом силой, немало урона нанеся хозяйственной жизни его окраин, в конце концов, так и не сумев наладить отношения с местными элитами. После действительно Галицких Владимирка Володаревича, Ярослава Владимировича (названного в «Слове о полку Игореве» Осмомыслом), Владимира Ярославича, Романа Мстиславича и Мстислава Мстиславича, не совсем справедливо названного Удатным, ни один другой князь так на страницах летописей записан не был.

Таким же мифом, не подтвержденным источниками, является название государства, которое князь создал и возглавлял – Галицко-Волынское. В литературе до сих пор распространен именно такой вариант. А ведь, земли, подвластные Даниилу Романовичу, а тем более – его потомкам, включали не только исторические Галицкую и Волынскую земли, но и Киев, территории современной Беларуси, Польши, части украинского Закарпатья и др. Бесспорно – это было государство Романовичей, по аналогии, например, с очень пестрыми в этническом смысле владениями Пястов. Ведь в XII–XIII вв. ни историческая Мазовия, ни Силезия или Западное Поморье «Польшей» не были, но при этом на местных престолах сидели именно Пясты.

Oppizo

Печать аббата Оппизо из Меццаны, священника короновавшего Даниила Романовича в городе Дрогичин в конце декабря 1253 г.

До конца ХХ – начала XXI вв. не без отрицаний обходились обсуждения касательно коронации Даниила Романовича и его королевского титула. Впрочем, последние исследования украинских и зарубежных коллег окончательно сняли все сомнения, а также публикации современных этому событию независимых по содержанию источников, имеющих отношение к окружению одного из инициаторов этой коронации – папы Иннокентия IV, в частности его исповедника – Николо да Кальви. Так называемая Галицко-Волынская летопись, ряд венгерских и польских нарративов и актов подтверждают: после 1253 г. руський князь стал королем, а его земли стали называться королевством Руси (Regnum Russiae).

Еще одним мифом является выдающаяся храбрость, смелость князя, увековеченная в научной и художественной литературе, фильмах. Однако, по источникам, из более чем 50 военных кампаний возглавляемых либо организованных Даниилом Романовичем, или в которых он принимал пассивное участие, в около десяти случаях под страхом смерти князь покидал поле боя, бежал либо не являлся на битву (делегируя вместо себя младшего брата Василька или одного из уполномоченных военачальников), как это всегда было против монголов.

Он, бесспорно, был незаурядным воином в очень хороших кондициях, умело владел различными видами оружия. Обвинить его в трусости мы не можем, но тут, скорее всего, имел место инстинкт самосохранения, унаследованный, пожалуй, еще с детских лет, когда в течение почти десяти лет Даниил должен был укрываться от вражеских преследований.

Этот инстинкт позволял ему иногда объективно оценивать ситуацию на поле боя или даже накануне. Часто обстоятельства не оставляли ему иного выхода, кроме как принять злой рок. Его слезы страха впервые засвидетельствованы летописцем после получения «чести татарской» и возвращения от хана Бату весной 1246 г. во время очень сентиментальной встречи с братом Васильком. Однако каждый раз он упрямо старался обернуть все неблагоприятные обстоятельства в свою пользу. Очевидно, что в его личности политик всегда побеждал воина, но его политические достижения, в конце концов, подтверждают «небезосновательность» его некоторых «не слишком доблестных» поступков.

Не менее мифологизированным видится образ князя-«пацифиста», который терпеливо сносит обиды врагов, и является глубоко религиозным человеком. Но после тщательного анализа источников перед нами предстает несколько иной человек. За свою жизнь, несмотря на заложение целого ряда храмов в построенной для себя столице – городе Холме, Даниил Романович совершил не более 2–3 паломничеств в выдающиеся христианские центры хотя бы своих земель. Как и часть его современников, он, видимо, не чурался братоубийства (как это, очевидно произошло в случае с его соперником, двоюродным братом, князем Белза – Александром Всеволодовичем), «крепкого» словца (при переговорах с венгерским принцем, галицким князем Андреем через реку Велю в марте 1233 г.) или захвата вражеского города в большой христианский праздник (в случае с Черторыйском, взятым с воскресенья на понедельник Пасхи 26–27 марта 1228 г.). Кодекс рыцарской чести, который, на первый взгляд, должен был быть ему присущ, особенно после воспитания в детском возрасте при венгерском королевском дворе, князь неоднократно нарушает, например, заключая после вроде бы дипломатической встречи неугодных бояр в темницу (Доброслав Суддич, Григорий Василькович – в 1241 г.), или казнив на поле боя взятых в плен знатных по происхождению соперников (венгерский бан Филя – 17 или 18 августа 1245 г.).

Король Руси был дважды женат. Первая его супруга – дочь князя Мстислава Мстиславича Анна. Вторая – неизвестная по имени дочь литовского князя Довспрунка, брата будущего литовского короля Миндовга. Хотя Даниил Романович, в силу своей военной и дипломатической активности, редко виделся со своей семьей, от обоих браков у него родилось более 10 детей, части имен которых мы не знаем, ведь они умерли в детском возрасте. Среди известных истории – сыновья Ираклий, Лев, Роман, Шварно, Мстислав (возможно даже два сына с таким именем), а также дочери – Анастасия, София (?) и несколько других, неизвестных по именам.

Bazylika

Базилика Рождества Пресвятой Богородицы в городе Холме. Место захоронения короля Даниила в 1264 г.

География Данииловой деятельности впечатляет. Наиболее восточным местом его пребывания была столица хана Бату – Сарай в низовьях Волги, куда князь прибыл в конце 1245 – начале 1246 гг. Самое западное – местность Крессенбрунн, в окрестностях которой 12 июля 1260 г. руський король на стороне своего венгерского свата Белы IV принял участие в битве против войск чешского правителя Пшемысла Оттокара II. Наиболее северным местом боевых действий Даниила Романовича были территории ятвягов (между современными Польшей и Литвой далеко к северу от Бреста) в 1255–1256 гг. Время продолжительности отдельных военных кампаний князя достигало года и более. Километраж, который он иногда преодолевал, не раз превышал 1000 км в одну сторону. Выносливость князя подтверждена способностью, например, непрерывно конно преследовать врага четыре дня и три ночи, как это было весной 1234 г. в погоне за Александром Всеволодовичем.

Испортит ли эта информация наши, часто идеализированные представления о первом короле Руси? Возможно, – у кого-то, кто склонен видеть среди наших государей прошлого только «иконописные образы». Однако понимание реалий жизни и биографии позволит лучше оценить его достижения как политика и те усилия, которые он приложил для достижения своих политических целей. И поэтому достойное место в отечественной истории, сознаемся, займет именно живой, а не выдуманный Даниил Романович.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх