Наследники Руси

Короли Руси из династии Рюриковичей XI–XIII вв.

1

Кодекс Гертруды с изображением коронации Иисусом Христом Ярополка Изяславича

Активные матримониальные контакты представителей династии Рюриковичей с западными королевскими семьями в течение конца X–XI вв. существенно расширили сферы политических интересов руських князей, родственниками которых теперь были французские, немецкие, англосаксонские, польские, венгерские, норвежские суверены. В Киев и другие княжеские центры постепенно проникали не только товары, но и знания о странах Западной Европы, их уклад, система управления и иерархии, предметы культа, книги и тому подобное. Такая тесная связь с «западным миром» позволяла довольно часто отдельным руським правителям при неблагоприятных для себя обстоятельствах на родине, искать убежища именно там, часто с заметными политическими последствиями.

Один из таковых – сын Ярослава Владимировича «Мудрого» – Изяслав († 1078), женой которого являлась дочь польского короля и князя Мешко II Гертруда. Находясь с семьей в изгнании, Изяслав в 1075 г. был почтен римским папой Григорием VII королевским титулом Rex Ruscorum (то есть король руси/русинов). В обмен на поддержку понтифика в деле возвращения киевского престола, руський князь соглашался, очевидно, на принесение присяги вассальной верности. Впрочем, лично Изяслав Рим не посещал, отправив туда своего сына Ярополка († 1086), который из рук папы получил, вероятно, королевский титул и протекторат на руськие земли. Специальная папская булла с соответствующим содержанием датирована 17 апреля 1075 г. Решение руського князя, очевидно, было мотивировано поддержкой жены-католички, отдававшей себе отчет в важности получения помощи папы, впрочем, плохо осознающей, насколько это не принципиально на Руси.

К слову, в XI в. папа Григорий VII считался одной из самых авторитетных на Западе фигур. Именно с его понтификатом связаны первые приготовления к крестовому походу на Ближний Восток, реализовывать которые после 1095 г. пришлось Урбану II.

По возвращении Изяслава с семьей в Киев «королевская традиция» на Руси не прижилась. Судьба папской буллы неизвестна. Возможно, обнародовать ее не было никакого смысла.

Второй этап «созревания» политической целесообразности коронования руського князя с обретением протекции римского папы особенно был заметен в Галицкой земле и на Волыни в течение первой половины XIII в. Указанные территории не раз попадали под различное влияние соседних династий, в основном венгерских Арпадов и краковско-сандомирских Пястов. Начиная с 1205 г. венгерские короли получили право носить титул «королей Галичины и Владимирии» (Galitiae Lodomeriaequae Rex), передав его в XVI в. по наследству Габсбургам. На протяжении 1215–1241 гг. с позволения римского папы титулы «короля Руси» (Rex Ruthenorum) и «Галицкого короля» (Galitiae Rex) носил, например, венгерский принц Коломан. Поэтому для династии Романовичей, также ведшей системную борьбу за утверждение на западных территориях владений Рюриковичей, традиции «Старой Европы» не были абсолютно чуждыми.

Князь Даниил Романович († 1264), бабушкой которого являлась польская княгиня, а отца хорошо знали при западных дворах, в детстве длительное время воспитывался при королевском венгерском дворе, где приобрел необходимый опыт и знания, важные для управления государством. Его окончательное утверждение в подконтрольных когда-то отцу Роману Мстиславовичу землях, впрочем, и в Киеве, превратили князя на, без преувеличения, одного из сильнейших на Руси. Однако монгольское вторжение и унизительный визит в 1246 г. к хану Бату актуализировали контакты с папским престолом, от которого, посредством венгерского короля Белы IV, князь Даниил ожидал получить поддержку для освобождения своих территорий из-под давления кочевников. Условием предоставления такой помощи в форме организации крестового похода должна была стать его коронация и признание папского протектората, что и произошло где-то в конце 1253 г. в городе Дорогочин. Факт коронования находит немало подтверждений в летописных пассажах, папских буллах и других современных этому событию западноевропейских документах. По словам же современного российского историка Александра Майорова, для Даниила Романовича это было не первое принятие королевского венца. Ученый убежден, что между 1235–1237 гг. такой честью его почтил имевший на то право германский император Фридрих II Штауфен.

2

Фрагмент папской буллы Александра IV к королю Руси Даниилу Романовичу

Так или иначе, на карте Европы появилось королевство Руси, хотя не все его владетели, по разным на то причинам, в своей титулатуре употребляли термин rex – король. Речь, в первую очередь, идет о сыне Даниила Романовича Льве.

youri

Изображение с печати короля Руси Юрия І

Зато со времен правления внука короля Данила – Юрия I († 1308) до наших дней сохранилась печать, на которой тот изображен в королевском обличении с соответствующей легендой, подтверждающей статус владельца – «короля Руси, князя Владимирии» (Regis Rusie, Princeps Ladimerie). К сожалению, нет папской буллы, свидетельствовавшей о факте коронации Юрия I, если таковое происходило с ведома понтифика и при участии его специального посланника. Неизвестно и место помазания на престол, хотя в Западной Европе к таким «процедурным деталям» относились всегда серьезно. Например, ближайшая королевству Руси венгерская королевская семья приводила на правление своих только в городе Секешфехервар, только при участии самого высокого в иерархии духовенства страны эстергомского архиепископа и только с использованием так называемой «Священной короны». Невыполнение хотя бы одного из условий интронизационных торжеств превращало их в нелегитимные, как в этом в начале XIV в. убедился претендент на венгерский престол – Карл Роберт из династии Анжу.

Королевство Руси как государственный организм прочно отложилось в сознании близких и дальних соседей до конца XIV – начала XV в., пока его земли небыли окончательно распределены между Польским королевством и Великим княжеством Литовским с одновременным длительным (до 1772 г.) сохранением титулярных претензий венгерских правителей (как «королей Галичины и Владимирии» с 1205 г.) и периодических посягательств династии Чингизидов, особенно в период хана Узбека (до 1342 г.). Этому предшествовали одновременно смерть при неустановленных обстоятельствах в 1323 г. двух последних представителей династии Романовичей мужского пола – Льва II и Андрея, отравление в апреле 1340 г. Юрия-Болеслава Тройденовича, представителя этой же династии «за куделью», и дальнейшая 47-летняя борьба за наследство Романовичей.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх