Наследники Руси

Рюриковичи и Пясты: столетия дружбы, вражды и взаимовлияния

Исторически так сложилось, что на Западе одним из постоянных соседей нашего отечества является Польша. Данное средневековое название географически не сразу охватывало те территории, в которых оно известно сейчас. Древние центры влияния одной из самых известных в то время династий – Пястов находились в Гнезно, на Острове Ледницком, Познани (так называемая Polonia Maior). Спустя некоторое время название распространилось на Краков, Сандомир и другие города на юге (Polonia Minor), исторические Мазовию, частично Силезию, Западное Поморье, Куявию и т. д. (не являвшиеся в то время терминологически Польшей). Так польские земли вплотную приблизились к землям, подвластным иной, со временем довольно разветвленной, династии Рюриковичей, а именно – Волынской и Галицкой. Рубежом для обоих стала река Западный Буг с рядом городских очагов, известных в истории, как Червенские грады (Червен, Белз, Городло, Сутейск, Угровеск и др.) – предметом частых острых споров в двусторонних отношениях на протяжении всего Средневековья.

1

Фрагмент реплики так называемых «Плоцких дверей» XII в. со славянской надписью «король»

Самыми тесными междинастические отношения у Рюриковичей были именно с Пястами. Всего в течение ХI–XIV вв. известно около 25 браков, а также случаев сожительства без брака, из которых в 19-ти казусах представительницы руських княжеских семейств выезжали в земли Пястов, в 6-ти – наоборот. Среди самых известных – женитьба N дочери первого польского короля Болеслава Храброго (966–1025) со Святополком Владимировичем, прозванным Окаянным (980–1019), брак краковско-сандомирского князя Лешка Белого (1186–1227) с дочерью бывшего новгородского князя Ярослава Владимировича (б. 1155-1165 – между 1205-1209), бракосочетание мазовецкого князя Конрада (1187–1247) с Агафьей – дочерью князя Святослава Игоревича (1177–1210/11), дочь же от этого брака Дубравка впоследствии с разрешения римского папы Иннокентия IV вышла замуж за волынского князя Василька Романовича (1203–1269). Не менее знаковым стало бракосочетание короля Руси и князя Владимирии Юрия I Львовича (1252-1257–1308) с сестрой будущего польского короля Владислава Локетка (1260-1261–1333) – Евфимией. Не в последнюю очередь именно такие активные матримониальные связи определили судьбу королевства Руси после гибели в 1323 г. последних представителей мужского пола из династии Романовичей – князей Андрея и Льва II, спровоцировавшей начало борьбы за их наследство родственников «за куделью».

Столь тесные брачные отношения влияли на военные и политические метаморфозы взаимоотношений обеих династий. На протяжении ХI–XIV вв. около 15 руських князей, находившихся, в основном, в родственных связях с Пястами, в случае опасности, угрозы своей жизни, или жизни членов своих семей – бежали в их владения. Среди самых известных – уже упомянутые киевские князья Святополк Владимирович (период изгнания – 1015–1018), Изяслав Ярославич (1068–1069, 1073–1077) и его сын Ярополк (1068–1069, 1073–1077, 1085–1086), Изяслав Мстиславович (1050–1051), волынские и галичские князья Владимир Ярославич (1173, 1188–1189), Олег Владимирович Настасьич из Галича (1187–1188), Роман Мстиславович (1188), Даниил и Василько Романовичи (1205–1215, с перерывами), а также правители довольно далеких земель – Черниговской и Рязанской – Михаил Всеволодович (1238–1246, с перерывами), его сын Ростислав Михайлович (1238–1240, с перерывами), Константин Владимирович (1217–1241, с перерывами), Евстафий Константинович (1262) и др. Матерью некоторых из них были Пястовны, как, например, Ярополка Изяславовича (Гертруда – дочь польского короля Мешко II), Романа Мстиславовича (Агнешка – дочь польского князя Болеслава Кривоустого) или Михаила Всеволодовича (N – дочь краковско-сандомирского князя Казимира Справедливого).

2

Руськое оружие XII — XIII вв. из коллекций Национального музея в Кракове

Аналогичной выглядела ситуация и в случае с польской знатью, часть которой иногда также скрывалась на Руси. Красноречивый пример – одиозного силезского вельможи Петра Влостовича, женатого на представительнице династии Рюриковичей – Марии. В 1122 г. он коварно пленил галичского князя Володаря Ростиславовича († 1124), добившись впоследствии выкупа в 20 тыс. серебряных гривен (вместо стартовой цены 80 тыс.), зато после попадания в опалу к князю Владиславу Изгнаннику (1105–1159), ослепления и урезания языка был вынужден в течение 1145–1153 гг. скрываться на Руси, возможно на родине родственников жены в Черниговской земле.

Количество средневековых двусторонних конфликтов значительно превышает аналогичную статистику взаимоотношений с любым другим западным соседом. В 981 г. князь Владимир Святославович (ок. 960–1015) начал эту традицию, присоединив к своим владениям Червенские грады. По не до конца установленной статистике, в XI в. русько-польских войн (или конфликтов, в которых обе стороны принимали участие) состоялось 11, в течение XII в. – 14, в XIII в. – около 30, ну и несколько – в XIV в. (до 1323 г.). Дважды польские правители в 1018 (Болеслав Храбрый) и 1069 гг. (Болеслав Смелый) по приглашению руських князей вступали со своими войсками в Киев. В начале 40-х гг. XII в. руськой военной поддержкой активно пользовался уже упомянутый Владислав Изгнанник, зато в 1149 г. такие военные контингенты в борьбе за столицу предоставлялись сыновьями Болеслава Кривоустого Изяславу Мстиславовичу. Зато после 1279 г. намерения занять краковский престол активно демонстрировал Лев Даниилович (1225–1301). На рубеже ХIII–XIV вв. значительная часть Люблинской земли входила в состав королевства Руси. Его отряды воевали земли Пястов вплоть до Силезии (Вроцлав, Рацибуж).

3

Документ и печать Краковско-Сандомирской княгини Гремиславы 1228 г.

В отличие от, например, венгров, с которыми руськие князья в течение того же промежутка времени воевали около 25 раз (sic!), в случае с поляками почти каждый второй-третий конфликт заканчивался пленением населения с опустошенных земель. Частота, с которой обе стороны обезлюдивали опустошенные территории, заставляла Рюриковичей и Пястов периодически возвращать пленников, как это произошло около 1039/41 г. при бракосочетании Казимира Восстановителя с Добронегой-Марией Владимировной. Пленные находились в землях Пястов с 1018 г. Запрет захватывать чужую челядь прописывался и в двусторонних соглашениях, например в 1229 г. Впрочем, соблюдение договоренностей, как правило, было недолговечным.

Целый ряд польских знатных семей поддерживал семейные и политические связи со своими «руськими коллегами», в частности – Авданцы, Лисы, Одровонжи, Грифиты, Лабендзи и др. Они не раз прибывали в земли Рюриковичей с дипломатическими миссиями, опекали малолетних князей, как можно увидеть в случае взаимоотношений Романовичей с Пакославом из рода Авданцев в начале XIII в. Нередко представители руських элит «делали карьеру» в польских землях, как красноречиво свидетельствует случай с семейством Корчак в середине – второй половине XIV в.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх