Наследники Руси

Рюриковичи и династия Пшемыслидов в XI–XIV вв.

Утверждение в ключевых городских центрах на пути «из варяг в греки» на протяжении IX–Х вв. скандинавских конунгов – основателей династии, со временем известной как Рюриковичи, дало дальнейший толчок к расширению их владений как к востоку от этого магистрального направления, так и на запад – в земли дулебов и карпатских хорватов, окончательно покоренных 981 г. киевским князем Владимиром Святославичем (979–1015). Так пределы его государства теперь достигали пограничных владений других двух новых династий так называемой «Младшей Европы» – венгерских Арпадов и чешских (богемско-моравских) Пшемыслидов. Поэтому 997 г. летописец недвусмысленно указал, что «[…] и бѣ живѧ с кнѧзи ѡколными єго миромъ с Болеславомъ Лѧдьскымъ и сь Стефаномъ Оугорьскымъ и съ Ѡндроникомъ Чьшькимъ и бѣ миръ межи има и любы».

011

Зноймовская романская ротонда св. Екатерины ХІ в.

Средневековое государство Пшемыслидов, условно названное историками Чехией (также довольно условный термин, ведь руководящая династия в Х – начале XIV в. владела не только непосредственно Чехией – Богемией, но и Моравией, Хэбом, Австрией, Каринтией, Крайной, Штирией частично Силезией, а в течение короткого времени в начале XIV в. даже отдельными землями Пястов и Арпадов) в связи с этническим происхождением династии и местом локализации их главной резиденции – Праги, возникло на рубеже IX–X вв. на фундаментах так называемого Великоморавского государства, разрушенного в результате нашествия кочевников-мадьяр и внутреннего кризиса. Кирилло-Мефодиевская литургическая и письменная традиция IX в., ротондальная архитектура, славянские основы государства, самым лучшим образом проявленные там во времена короля Святоплука (871–894?), не только перешли по наследству к первым князям Пшемыслидам, но и вместе с болгарскими успешно «экспортировались» к другим, в основном, соседним славянским gentes, в частности в составе владений Рюриковичей после крещения тех 988 г. Среди весьма распространенных – культ первых чешских святых Вацлава I (907–935/36) и его бабки Людмилы (860–921).

Непродолжительная общая граница между обеими династиями в Прикарпатье, утерянная в начале XI в. в результате активной внешней политики Болеслава I Храброго (966–1025) из династии Пястов, позволила все же наладить матримониальные, торговые и военно-политические связи, сохранявшие преемственность в ХIII–ХIV вв. Миссию своего рода трансферов информации в обе стороны взяли на себя в XI–XII вв. в основном монахи из основанных на славянской литургии монастырей в Сазаве и Зноймо. Поэтому контакты с киевскими монашескими ячейками к середине XII в. были довольно оживленными. Это вероятно определяло и междинастическую политику.

014

Печать чешской королевы Кунегунды Ростиславовны

В течение XI–XIII вв. с разной степенью достоверности насчитывается 5–6 двусторонних браков Рюриковичей с Пшемыслидами Чехии (Богемии) и Моравии. Пожалуй, именно чешского происхождения, возможно – дочерью князя Болеслава III (955–1037), была одна из N жен киевского князя Владимира, родившая ему сына Судислава (1014–1063), носителя очень распространенного в землях Пшемыслидов и совсем несвойственного для династии Рюриковичей имени. За брненского князя Вратислава (1113–1156) в 1132 г. выдали N дочь на тот момент уже покойного бывшего теребовлянского князя Василька Ростиславича (1066–1124/25). Другая версия связывает ее отцовство с киевским князем Ярополком Владимировичем (1082–1139). На дочери на тот момент уже покойного оломоуцкого князя Оттона II (1085–1126) Евфимии (1115–?) около 1143/44 г. женился тогдашний новгородский князь Святополк Мстиславич († 1154). Дискуссионной, но весьма вероятной остается версия заключенного в 1149 г. брака N дочери чешского короля Владислава II (ок. 1110–1174) со следующим новгородским князем Ярославом Изяславичем (1132 – между 1173-1180). Наиболее вероятными являются именно чешские корни Марии (ок. 1158–1205/06), первой жены великого владимирского князя Всеволода Юрьевича, прозванного Большое гнездо (1154–1212). Замуж за чешского короля Пшемысла II Оттокара (1231–1278) 25 октября 1261 г. вышла дочь бывшего галицкого князя, а не раньше 1247 – господаря (dominus) Мачвы, Ростислава Михайловича († после 1264) Кунеґунда (1245–1285).

012

Сазавский монастырь ХІ в. на славянской литургии, заложенный св. Прокопом (современное состояние)

Родственные связи очевидно коснулись не только венценосных особ, но и боярского сословия. С высокой вероятностью одиозного, приближенного ко двору Арпадов галицкого вельможу Судислава († после 1234) можно отнести к представителям чешского по происхождению рода Лудан, известного в Венгерском королевстве с XI в. Представители этого семейства, тесно связанные с родом Гонт-Пазнан, с XII в. систематически участвовали в дипломатических и военных кампаниях в землях Рюриковичей.

Перманентными, в связи с отсутствием с XI в. постоянной общей границы, были и двусторонние военно-политические конфликты. Так в 1145 г., выдвигая претензии на венгерский престол, поддержку чешского короля Владислава II получил князь-бастард Борис (1113–1154) – сын дочери Владимира Всеволодовича, прозванного Мономахом (1053–1125) Евфимии (1099–1139) от, пожалуй, связи с родным братом короля Коломана, прозванного Книжником (1095–1116), герцогом Алмошем (1075–1127). Во время борьбы за киевский престол в течение 1148–1152 гг. князь Изяслав Мстиславович (1097–1154) кроме венгерского короля и польских князей не раз просил помощи и чешских родственников. Только в 1149 г., возвращаясь со II Крестового похода, такую поддержку, видимо, ему предоставил тот же Владислав II. Неизвестные по составу и происхождению «Чехы и Морава» несколько раз записанные в летописях под 1214 и 1219 гг. рядом с венгерскими войсками и отрядами галицких бояр – соперниками волынских претендентов на галицкий престол.

013

Вацлав ІІ, чешский и польський король, сын Кунегунды

Впрочем, самыми знаменитыми, учитывая русько-чешские военные контакты середины – второй половины XIII в. являются, проведенные на фоне борьбы за наследство династии Бабенбергов (976–1246) будущим королем Руси Даниилом Романовичем (1201–1264) и его сыном Львом (ок. 1224/25–1301) при поддержке соответственно краковско-сандомирского и опольского князей Болеслава Стыдливого (1226–1279) и Владислава (1225–1281/82), так называемая Опавская кампания лета 1253 г. и, при участии в основном войск венгерского короля Белы IV (1235–1270), Штирийская, увенчавшаяся 12 июля 1260 г. генеральным сражением у Крессенбрунн. Duces Rutenorum (Лев и Мстислав Даниловичи, а также очевидно Владимир Василькович) известны из текстов чешско-венгерских соглашений, заключенных 3 июля 1271 г. под Братиславой и 14 июля того же года в Праге. Присутствие войск Льва Даниловича в битве на Моравском поле 26 августа 1278 г., где чешский король Пшемысл II Оттокар и германский император Рудольф I Габсбург (1218–1291) окончательно решали раздел наследства Бабенбергов, до сих пор является дискуссионным. Впрочем, об отправке накануне чешских послов к Романовичам – четко известно из источников (Pardus, filius Neplach, qui venit de Russia). И хотя чешский правитель в этой битве погиб, кровь Рюриковичей продолжала течь в жилах его потомков, в определенной степени влияя на отношения с руськими правителями.

Так, внучатый племянник «за куделью» Льва Даниловича король Чехии Вацлав II (1271–1305) уже в статусе краковского князя (с 1290 г.) в 1299 г. принимал своего дядю в Брно, очевидно по результатам частичного разделения земель Пястов на протяжении 1290–1292 гг., когда Романовичи получили Люблинскую землю и отреклись от претензий на Краков. Это была не первая встреча. Интересы обеих династий в землях Пястов помогли Вацлаву II стать королем Польши (1300–1305), а своего сына Вацлава III (1289–1306) в 1301 г. номинировать на короля Венгрии. Соответственно бабушкой и матерью последних двух была Кунеґунда, дочь руського князя Ростислава Михайловича – «за куделью» племянника Даниила Романовича, что добавляет чешской истории этого славного, хотя и краткого промежутка времени пикантности с «украинским привкусом».

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх