Бандеровцы и коллаборационисты

Бандеровцы были нацистами?

Миф

Бандеровцы были нацистами.


Историческая реальность

Бандеровцы никогда не исповедовали нацизм, — какой бы смысл в это слово не вкладывался. Они своими радикальными и смелыми методами защищали земляков-украинцев в Польше 1930-х годов, потом под советской и германской оккупациями. Поэтому их можно корректно называть и «террористами», и «экстремистами», и «националистами», и «патриотами».

Идеология ОУН(б) не была монолитной, и, как всякая идеология, зависела от происходящего вокруг. Поэтому она менялась. Однако рядом с Украиной не было «современной демократии», — были лишь Гитлер и Сталин. Методы сопротивления двум тоталитаризмам были соответствующими. Но народная поддержка «бандеровцам» была гарантирована. Продолжительность и живучесть движения сопротивления в Западной Украине является во многом уникальным явлением в истории Европы середины ХХ века.

Вопрос о «нацизме» «бандеровцев» обычно упирается в вопрос о том, что считать «нацизмом». Если таковым считать идеологию Третьего Рейха, в основе которой лежал арийский расизм, то такие «неполноценные славяне», как украинцы, на это вряд ли могли претендовать. Если брать их принцип организации подпольной организации и общий радикализм идеологии, склонность к насильственным методам, то это называется «радикализмом» или «экстремизмом». Естественно, что они были националистами и патриотами, т.к. их борьба была направлена на защиту украинского национального меньшинства во II Речи Посполитой, а потом против советской и германской оккупаций. Это, бесспорно, была радикальная борьба дискриминированной этнической группы, которая не имела внешней поддержки и могла рассчитывать только на себя. Оказавшись одновременно между жерновами империй Гитлера и Сталина, «бандеровцы» являются исключительным примером национального движения сопротивления. (см: «Бандеровская идеология была фашистской и тоталитарной?»)

Но в такой системе оценок политическая система Польши тоже была «нацистской» с декоративной «демократией», которая дискриминировала меньшинства. Общие условия формирования украинского национализма в межвоенной Польше можно узнать из «Исторической справки о политической радикализации Западной Украины в 1920–1930-х годах». Поэтому, если мы посмотрим, как «бандеровцы» боролись против германского оккупационного режима и о формах их «коллаборационизма» (см.: «Украинцы — «чемпионы» по коллаборационизму с нацистской Германией?»), то будет очевидным, что их целью была свобода Украины, насколько она может быть достижима в конкретных исторических обстоятельствах и против любой угрозы этой свободе.

Когда «бандеровцы» воевали против Красной Армии и СССР, — это не было результатом «союза з Германией», т.к. для них СССР и Третий Рейх ничем не отличались — это были оккупанты, один с востока, а другой с запада. А считать борьбу против СССР борьбой против Антигитлеровской коалиции некорректно. У «бандеровцев» не было выбора: СССР или США, Британия. У них был выбор между Третьим Рейхом и СССР. Разница между последними была невелика. И они выступили против обоих.

Естественно, что демократическими и правовыми методы ОУН(б) мы назвать не можем, но никто не создал для ОУН(б) возможность действовать демократическими и правовыми методами. Для этого не было условий ни во II Речи Посполитой, ни при советской или германской оккупациях, ни вообще в условиях мировой войны. Но, например, в истоках демократического Израиля лежала экстремистская деятельность таких организаций, как «Хагана», которые занимались террористическими актами против британской администрации, точно также, как бандеровцы против польской, или советской, или немецкой. Оценка терроризма очень зависит от контекста.

Столкнувшись во время своих рейдов на Восточную Украину с тем, что пропаганда идей на другой почве организации упирается в привычную советским гражданам «социально-экономическую программу», идеологий ОУН меняется. Происходит отход от того, что мы бы назвали «тоталитаризмом» — монополией одной партии и идеологии. В мыслях о будущем, когда война и подполье закончатся, конечно, хотелось большей свободы и ответа интересам довольно разным украинцам.

И поэтому в августе 1943 г. состоялся ІІІ Чрезвычайный большой съезд ОУН(б), который ознаменовал переход на демократическую платформу (См. док. № 51-53 в кн.: ОУН і УПА в 1943 році: Документи / НАН України. Інститут історії України. — К.: Інститут історії України, 2008. — С. 204–224). Причины отказа ОУН(б) от монополии в политическом руководстве и переходе к мировоззренческому плюрализму были связаны с такими факторами:

  1. Создание УПА, чей многонациональный и идеологически разношерстный состав (40% бойцов не являлись членами ОУН) не воспринимал идеологию доминирования одной партии.
  2. Столкновение с советской действительностью вовремя так называемого «похода на Восток» — продвижения небольших групп ОУН с целью пропаганды идеи независимой Украины и установления украинской власти на освобожденной от большевиков территории. Как оказалось, население центрально-восточной Украины было не готово сражаться за независимую Украину, не зная будущего социально-экономического устройства украинского государства.

Любые идеи «нацизма» бандеровцев отвергала инициатива организации усилий всех народов, порабощенных СССР в ноябре 1943 г. Создание Антибольшевистского блока народов было подпольно-партизанской утопией, но разноэтничный состав УПА и необходимость искать (пускай и иллюзорных) союзников на советском пространстве было определенным показателем. Тогдашний лозунг УПА никак не назовешь «нацистским» или «тоталитарным»: «Свобода народам, свобода человеку!».

Это можно было бы считать «лживой пропагандой», но заведомо проигрышные обстоятельства, в которых воевала УПА, не позволяют нам посчитать это неким «последним аргументом» проигравших. УПА провоевала как организованная сила до 1950 г., и все идеологические дискуссии 1940-х годов продолжились в эмиграции. Для тех выживших, кто смог туда попасть. Важно отметить, что сформулированный оуновскими идеологами в 1940-х гг. тезис о том, что ОУН в борьбе против российского империализма должно заручиться поддержкой всех порабощенных народов СССР, включая русских, был обоснованным.

Один из руководителей пропагандистского одтела ОУН/УПА, Осип Позичанюк, прямо заявлял о невозможности обретения украинцами собственного государства без помощи русского народа, который также должен восстать против советской тирании. Позычанюк считал, что для русской нации, которая в течении всей своей истории имела собственное государство, национальная борьба украинцев была непонятной. Для России основополагающими всегда были политические и социальные факторы. Именно недовольство социально-экономической ситуацией позволило большевикам прийти к власти. Из этого Позычанюк делал вывод, чтобы заручиться поддержкой русских, надо открыть им глаза на настоящую суть советского социализма, который сформировал новый класс эксплуататоров. Таким образом, концепция О.Позычанюка предусматривала процесс создания независимой Украины в два этапа: организация национальных революций в СССР и создание украинской государственности. Справедливость данного тезиса подтверждена самой историей: именно всплеск русского национализма стал одним из основополагающих факторов дезинтеграции СССР.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх