Бандеровцы и коллаборационисты

Украинцы — «чемпионы» по коллаборационизму с нацистской Германией?

Миф 

Украинцы — «чемпионы» по коллаборационизму с нацистской Германией.


Историческая реальность

В числе сотрудничавших с немцами гораздо больше было русских, чем украинцев. И в относительных, и в абсолютных цифрах.

Русский национальный хор «Бояр» (диригент Евгений Сверков)

Русский национальный хор «Бояр» (дирижер Евгений Сверков)

Во-первых, определимся, к кому может относиться термин «коллаборационизм»? Коллаборационизм — это сотрудничество с врагом твоего государства. Но в 1941 г. у украинцев не было своего государства! Украинцы были или гражданами СССР после того как Советская Россия захватила Украинскую Народную Республику в ходе Гражданской войны 1917–1921 гг. Или жители Западной Украины, включая, например, С.Бандеру, которые оставались гражданами Польши, оккупированной в 1939 г. Германией и Советским Союзом. Напомним: одним из решений Тегеранской конференции, на которой 28 ноября — 1 декабря 1943 г. встретились лидеры СССР, США и Британской империи, было взаимное согласие, что после победы над Германией польские границы будут восстановлены такими, какими они были до 1 сентября 1939 г. (так называемый «польский вопрос»).

Поэтому применять термин «коллаборационизм» в отношении жителей территории современной Украины вообще сомнительно — ни одна из противоборствующих сторон Второй мировой войны 1939–1945 гг. не представляла интересов населения Украины.

Мирное сосуществование значительной части населения Центральной и Восточной Украины и советского режима в условиях коллективизации, индустриализации, нескольких волн террора и ужасающего искусственного голода 1932–1933 гг. является фактом, спорить с ним не имеет смысла. Но он не отражает реальности, не отражает настроений народа, его ожиданий и чаяний. Поэтому стоит ли удивляться, что население западной части СССР встречало в 1941 г. немцев не как жестоких оккупантов, а как освободителей? И то, что среди встречавших нашлось немало тех, кто был согласен помогать «новой власти» как с местных органах самоуправления, так и с оружием в руках? Конечно, время шло и население оккупированных территорий увидело как суть нацистского режима, так и то, что выбирать приходится между двумя диктаторами: Сталиным и Гитлером. Альтернативы не было.

Но перейдем к цифрам.

Обратимся к наиболее очевидной форме сотрудничества — военной. Составим полный список украинского военного коллаборационизма. Немцы в разное время создали из украинцев или красноармейцев, взятых в плен на территории Украины:

Украинские «шуцманы» вместе с немецким начальством

Украинские «шуцманы» вместе с немецким начальством

  • два батальона военной разведки (абвера) общей численностью до 600 бойцов;
  • 54 батальона охранной полиции (Шуцманшафт) общей численностью 35 000 солдат и офицеров;
  • один батальон СД (31-й батальон СД) численностью 570 человек;
  • Холмский легион самообороны (500 бойцов);
  • Буковинскую самооборону (около 600 человек);
  • в подразделениях охраны предприятий, железнодорожной полиции, охраны концлагерей украинцев служило до 5 тысяч человек.

В 1941–1942 гг. из украинских эмигрантов и военнопленных при вермахте были созданы:

  • украинский добровольческий батальон сотника Тименко (около 500 человек);
  • 615-й восточный батальон капитана Кубелько (до 700 человек); 551-й восточный батальон (до 1000 бойцов).
Военнослужащие «УВВ» — члены воинской части люфтваффе

Военнослужащие «УВВ» — члены воинской части люфтваффе

Летом-осенью 1941 г. как эксперимент из Прикарпатья было мобилизовано до 2 тыс. юношей, которых включили в дивизию СС «Викинг» — большинство из них погибли в боях за Сталинград.В мае 1943 г. при вермахте существовало семь отдельных украинских батальонов и девять рот общей численностью до 6 тыс. человек. Их, с целью пропаганды, немцы объявили «Украинской освободительной армией» (УВВ) и к весне 1945 г. увеличили ее количество до 10 отдельных батальонов и 43 отдельных рот (общая численность 15 тысяч человек).

На протяжении второй половины 1943–1944 гг. немцы сформировали в Галиции из украинцев, переживших всего два неполных года «советского рая», 14-ю дивизию Войск СС «Галичина» и четыре отдельных галицких полицейских полка. Через дивизию за все время ее существования прошло до 20 тысяч человек, через полицейские полки — до 15 тысяч человек. В конце войны дивизия «Галичина» была переименована в «1-ю украинскую дивизию Украинской национальной армии» (1-я УД УНА). Ее командный состав поменяли с немецкого на украинский (в частностиее командира генерала СС и полиции Ф.Фрайтага на ветерана Гражданской войны 1917–1921 гг. Генерала украинской армии П.Шандрука). Тогда же в марте 1945 г. началось формирование других частей УНА:

Военнослужащие одного из полицейских полков со своим немецким командиром (у украинских добровольцев отсутствуют руны «СС» и нарукавный орел СС)

Военнослужащие одного из полицейских полков со своим немецким командиром (у украинских добровольцев отсутствуют руны «СС» и нарукавный орел СС)

  • 281-го кавалерийского дивизиона полковника Ф.Гудимы;
  • 651-го батальона снабжения полковника А.Долуда;
  • «Батальона вольных казаков» полковника П.Терещенко;
  • 1-й украинской противотанковой бригады «Вильна Украина» полковника П.Дяченка (из ряда уже существовавших мелких воинских частей);
  • 2-й пехотной бригады майора В.Питулея.

Все эти последние перечисленные части планировалось собрать во «2-ю украинскую дивизию УНА». Совокупное количество их личного состава достигала 7000 бойцов и командиров. Кроме того 100–120 тысяч украинцев находилось в так называемых «добровольных помощников» вермахта («хиви»).

Украинский юноша-член немецкой зенитной части

Украинский юноша-член немецкой зенитной части

Таким образом, учитывая санитарные и безвозвратные потери, через украинские военные подразделения, которые принимали участие в войне на стороне немцев, прошло 230–250 тысяч человек. И это при том, что под немецкой оккупацией находилось более 30 миллионов жителей Украины! Представители пятой части населения (Западная Украина), которые пошли на сотрудничество с гитлеровцами, вообще предпочитали называть себя не «украинцами», а «галичанами».

Давайте приведенные цифры сравним, например, с русскими, но не без учета представителей других национальностей РСФСР. Зато вместе с российскими донскими, кубанскими, терскими, сибирскими казаками, которых на службе у немцев было до 80 тысяч человек. Через немецкие вооруженные формирования прошло до 700 тыс. человек! И это при том, что немцами были оккупированы только западные области России с населением около 30 млн. То есть то же количество, что и в Украине!

А вот белорусов в немецких милитаристских формированиях насчитывалось до 100 тысяч человек на 6 млн. населения, оказавшегося под немецкой оккупацией. Латышей в немецкой армии, полиции и СС служило 175 тыс. на 1,5 млн. населения, эстонцев — 60 тыс. на неполный миллион населения. Но, как мы установили в начале, латыши и эстонцы тоже вряд ли вообще могут подпадать под понятие «коллабрационисты». Они справедливо мстили СССР за оккупацию 1940–1941 гг.

Отдельно следовало бы рассмотреть литовцев, которые так же, как и украинцы, попытались в самом начале немецкой оккупации провозгласить национальную независимость. Но это уже совсем другая история…

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх