Исторические работы

Историческая справка о причинах политической радикализации Западной Украины в 1920–1930-х гг.

Положение украинцев и политическая ситуация во II Речи Посполитой в 1920–1939 гг.

В состав 2-й Речи Посполитой (РП) вошли украинские этнографические земли Галичины, Западной Волыни, Полесья, Южного Подляшья, Холмщины. Таким образом, украинцы составляли около 16%, т.е. более 5 млн. чел., от общей численности населения II Речи Посполитой.

Уровень политического, культурного и социально-экономического развития украинских земель II Речи Посполитой был очень разным. Восточная Галиция, на территории которой с 1918 г. существовала ЗУНР, активно отстаивала право на автономию. Де-юре она вошла в состав Польши только в 1923 г. Дабы ограничить влияние галичан на остальные украинские земли поляки прибегли к политике изоляции Галичины путем сохранения т. наз. «сокальской границы» (от г. Сокаль на галицко-волынской административной границе).

Польская конституция 1921 г. гарантировала права национальных меньшинств. На деле правительство Польши с самого начала взяло курс на создание этнически однородного польского государства.

Положение о языке 1924 г. ограничивало права нацменшинств на использование родного языка. Осуществлялось принудительное окатоличивание православных и уничтожение православных святынь. Существовала дискриминация православных и греко-католиков при трудоустройстве в государственные учреждения (органах власти, армии, полиции, транспорте и коммуникации).

Активная ассимиляторская политика сопровождалась колонизацией украинских земель. Сюда было переселено около 200 тыс. польских колонистов. Учитывая, что основная масса украинского населения (80–90%) было крестьянами, эта практика обострила украинско-польские отношения не только в политике, но и на хозяйственно-бытовом повседневном уровне.

В 1930-х гг. количество поляков, проживающих на украинских этнографических землях увеличилось приблизительно на 300 тыс. чел. В результате этнические поляки составляли 40% городского и 21% сельского населения Галичины, и 29% городского и 20% сельского населения остальных украинских земель в составе II Речи Посполитой. В условиях экономического кризиса (Великая депрессия), аграрная перенаселенность края и льготы для польских колонистов привели к снижению и без того невысокого уровня жизни украинцев. Репрессии и притеснения способствовали нарастанию радикальных настроений, особенно среди украинской молодежи, поле возможностей для самореализации которой существенно сузилось.

Многопартийная система Галичины, оставшаяся в наследство от Австро-Венгерской империи, претерпела некоторые трансформации. Центристы были представлены Украинским национально-демократическим объединением (УНДО), вокруг которого сгрупировались представители старшего, довоенного, поколения. Левый спектр заняла Украинская социалистическая радикальная партия (УСРП), а правая ниша довольно долго оставалась свободной, пока в 1930 г. ее не заняла Украинская католическая народная партия (УКНР). Однако ведущую роль в межвоенной Галичине занимал нелегальный политический сектор, представленный двумя радикальными политическими силами – коммунизмом и национализмом, которые конкурировали между собой.

Популярность коммунистов была обусловлена прежде всего успехами политики украинизации в УССР. В 1920-е гг. советофильство было распространено на западно-украинских землях. Однако, первые атаки Москвы на украинских национал-коммунистов привели к расколу в рядах Коммунистической партии Западной Украины (КПЗУ). Часть ее членов отказалась осудить «националистический уклон» «национал-большевика» О.Шумского. В результате «раскольников» исключили из Коминтерна, а ЦК КПЗУ было распущено, что на фоне сворачивания украинизации и НЭПа, репрессий и Голодомора окончательно подорвало позиции коммунистов. К тому же в 1929 г. на арену политической жизни украинской эмиграции и Западной Украины вышла Организация Украинских Националистов (ОУН).

Организационные истоки украинского национализма уходят в Украинскую Военную Организацию (УВО), созданную бывшими офицерами Укринских Сечевых Стрельцов и Украинской Галицкой Армии во главе с Е.Коновальцем. ОУН объединила правые украинские организации с целью создания независимого украинского государства.

Инициированная ОУН летом 1930 г. «саботажная акция» обернулась серией поджогов и уничтожения домов и имущества польских колонистов. Польское правительство ответило т. наз. «пацификацией» — репрессивной акцией, которая сопровождалась массовыми арестами, избиением украинцев, закрытием и уничтожением украинских учреждений в Галичине. Пацификация вызвала протест среди представителей украинских легальных партий и духовенства, которые выступили против применения практики коллективной ответственности за деятельность радикалов. (См. док. №104 «Саботаж» і «Пацифікація» в Західній Україні» в кн.: Українська суспільно-політична думка в 20 ст. Документи і матеріали. В 3-х т. Т. 2. — Нью-Йорк: Сучасність, 1983. — С. 336–348). С этого момента началось открытое украинско-польское противостояние.

В июне 1933 г. должность лидера ОУН в Западной Украине занял С.Бандера. Под его руководством ОУН осуществило два резонансных политических убийства. В знак протеста против политики коллективизации и Голодомора в советской Украине, 22 октября 1933 г. был застрелен атташе советского консульства во Львове Алексей Майлов. 15 июня 1934 г. оуновцы убили министра внутренних дел Польши Бронислава Перацкого — ответственного за проведение пацификации. В ответ, 14 сентября 1934 г., польское правительство денонсировало закон о защите прав нацменшинств. Декретом польского президента был создан концлагерь для политических заключенных Береза Картузская. Начались массовые аресты членов ОУН.

Суд над оуновцами, причастными к убийству Перацкого, вошел в историю под названием «Варшавский процесс 1935–36 гг.» На скамье подсудимых оказалось все руководство краевой ОУН. Они превратили зал суда в трибуну для пропаганды своих идей. Варшавский процесс изменил представление об ОУН в общественном восприятии. Из группы террористов они превратились в борцов за свободу своего народа. Достойное поведение подсудимых и мужество во время оглашения приговора (С.Бандера и Н.Лебедь были приговорены к смертной казни, впоследствии измененной на пожизненное заключение) вызывали уважение. С этого момента начинает формирование культа С.Бандера как символа бескомпромиссной борьбы.

В мае–июне 1936 г. во Львове состоялся еще один суд над членами ОУН. Половина подсудимых Львовского процесса была уже осуждена Варшавским судом. На этот раз им инкриминировалось убийство О.Майлова и еще нескольких польских граждан — этнических украинцев, которые сотрудничали с полицией. В результате С.Бандера получил свое второе пожизненное заключение.

С момента денонсации акта о правах нацменшинств антиукраинские акции стали нормой. Так, из частного письма папского нунция в Варшаве Филиппе Кортези польскому министру внутренних дел известно, что 2–3 ноября 1938 г. на фоне полного бездействия польской полиции, которая молча стояла в стороне, представители польской национально-демократической партии напали и избили украинских студентов. Особенный цинизм ситуации состоялся в том, что после избиения украинские студенты были арестованы за нарушения правопорядка. Так медленно и методично репрессивная и ассимиляторская политика II Речи Посполитой заложила основу украинско-польской вражды. Неготовность польского правительства предложить украинской молодежи перспективу для самореализации в рамках II Речи Посполитой толкнуло ее в лагерь радикалов.

Розгром ОУН в середине 1930 гг. на некоторое время ослабил позиции организации. Однако с началом Второй мировой войны лидеры ОУН вышли на свободу и в короткое время полностью восстановили свою организационную структуру.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх