Блог

РОЖДЕНИЕ СЛАВЯН /эпос, op. #16/

… так вот, ещё раз о славянском братстве. В контексте видового разнообразия славян. Пока македонские славяне, ринхины и сагудаты, к которым незадолго до этого присоединились ещё и другувиты, деятельно блокировали Фессалонику и довели её жителей до полного голодного истощения, велегезиты, жившие несколько южнее, в Фессалии, предложили фессалоникцам продукты по сходным ценам. Это не значит, что велегезиты предали общеславянское дело, это значит, что никакого общеславянского дела не было. Ввиду отсутствия в природе «общеславян». Каждое племя (или союз племен) было самодостаточной военно-политической единицей, которая самостоятельно решала с кем и против кого в данный момент дружить. Степень «братскости» при этом не то, чтобы уж совсем в расчет не бралась, но была далеко не решающим фактором.

Св. Димитрий Мозаика VII в. храма св. Димитрия в Салониках. Изначально мученик фигурировал в иконографии как "молодой человек из приличной семьи" в богатых одеждах, носившихся высшей знатью.

Св. Димитрий. Мозаика VII в. храма св. Димитрия в Салониках. Изначально мученик фигурировал в иконографии как «молодой человек из приличной семьи» в богатых одеждах, носившихся высшей знатью.

Есть, правда, конспирологическая гипотеза, что велегезиты вели «двойную игру», в духе как раз «славянского единства». Дело в том, что безопасность конвоя, отправившегося к велегезитам, должны были обеспечить наиболее боеспособные воины гарнизона Фессалоники. И именно в период отсутствия этих войск в городе славяне предприняли попытку генерального штурма. В общем, действительно смахивает на «хитрый план». Ещё и другувиты под стены города подтянулись очень вовремя… И стримонцы тоже подтягивались (хотя и не присоединились в конечном итоге к осаждавшим)…* Уж не выманили ли велегезиты цвет ромейского воинства специально?

Гипотеза красивая, но вот какая штука: коварные велегезиты выполнили все условия соглашения с фессалоникцами, продукты отгрузили, на жизни торговых контрагентов не покушались. Списать происходившее на то, что велегезиты были в курсе поражения  славян при штурме Фессалоники**, а потому не решились нарушать соглашение, сложно. Фивы и Димитриада***, упомянутые как ориентиры на местности, в которую отправился конвой, находятся за 200 с лишним километров от Фессалоники. Что могло помешать велегезитам порешить относительно небольшой отряд, пусть и «отборных воинов»? Чем могли угрожать велегезитам остатки гарнизона даже отбившейся от славян Фессалоники? Даже если они, велегезиты, в считанные дни и узнали «сверхважные новости» (что, кстати, маловероятно при таких расстояниях), то они бы узнали их полностью: штурм отбит, но война отнюдь не закончена, блокада города ослаблена, но не снята.

Св. Димитрий. Византийская костяная икона 2-й пол. Х в. (Музей Метрополитен, Нью-Йорк, США). К этому времени в иконографии мученика окончательно состоялся его перевод из «гражданских» в «небесное воинство». Интересно, что как проконсул Фессалоники «при жизни» (согласно житию), св. Димитрий имел воинский статус изначально. Но в иконографии этот статус был подчеркнут только по результатам бурной «посмертной» деятельности мученика, в частности – неоднократной защиты родного города от славян.

В общем, велегезиты просто «делали свой маленький гешефт», пользуясь ситуацией. Без всякой задней мысли, кроме коммерческой выгоды (и, может быть, крайне призрачных политических бонусов в качестве укрепления статуса «дружественных индейцев» в имперских кругах). И совершенно не заботясь об успехах «славянского дела» под стенами Фессалоники. Но невольно этому делу поспособствовали, всё-таки. Потому как «славянское союзное командование», как только получило информацию об ослаблении гарнизона Фессалоники, тут же «подтянуло резервы», наладило осадный парк и скомандовало общий приступ.

Но три дня практически беспрерывных атак укреплений Фессалоники с суши и моря не принесли результатов.  Судя по всему, автор «Чудес» несколько преувеличил степень беззащитности города. Жанр  такой, агиография эта, надо было непременно подчеркнуть роль высших сил в посрамлении язычников. Так что св. Димитрий  в событиях этих трех дней принимал участие неоднократно, вплоть до личного командования ангельскими когортами на стенах города.  И роль святого в очередной победе над славянами приуменьшать не стоит. Понятное дело, что очень вряд ли  св. Димитрий гонял по стенам и раздавал команды. Но слухи об этих замечательных явлениях (а также вещих снах и прочих «верных свидетельствах») по городу, безусловно, расходились молниеносно. Что вполне позитивно сказывалось на боевом духе оборонявшихся.

Св. Димитрий. Мозаика Михайловского златоверхого собора начала ХІІ в. (Третьяковская галерея, Москва, Россия). Более поздняя иконография Руси знает св. Димитрия уже исключительно как «небесного воина».

А вот в стане славян ситуация была прямо противоположная. Войска несли значительные потери убитыми и ранеными. Автор «Чудес» особо подчеркивает, что среди убитых врагов было немало архонтов, т.е. вождей.**** Окончательно «сломались» славяне при попытке ворваться в город через т.н. Малые ворота. Ворота славяне вполне удачно подожгли, но вот незадача: деревянные детали их сгорели, а металлические не особо пострадали, и этой конструкции вполне хватило для того, чтобы сдержать нападавших. В общем, с победным духом у славян с каждым днем становилось всё хуже и хуже. А после такого «эпиикфейла», да ещё и сопряженного с очередными единоразовыми крупными потерями, этот дух пропал напрочь.

Сумма всех перечисленных факторов привела к тому, что к концу третьего дня штурма славяне прекратили натиск. Более того, активно ссорились между собой на почве того, что обещана была «легкая военная прогулка», а тут такое. Те из них, кто жил в более отдаленных областях, вернулись по домам. Те же, кто был «из местных», просто покинули «линию фронта». Судя по тому, что фессалоникцы даже забрали брошенные славянами под стенами осадные машины, «демилитаризованная зона» была довольно широкой, а город на некоторое время действительно оставили в покое. Ещё через несколько дней вернулся конвой, ходивший к велегезитам, что позволило хоть как-то справится с голодом. Впрочем, сказать, что жизнь у фессалоникцев потихоньку налаживалась, было бы явным преувеличением. Отбив штурм фессалоникцы получили паузу в войне, а не победу…

 

Далі буде… / Продолжение следует… / To be continued…

 

*Следует предполагать, что приглашение осаждающими другувитов было связанно именно с подготовкой штурма. Речь не только о наращивании живой силы, но и о технике. Только после появления другувитов среди осаждавших в тексте «Чудес» появляются описания использования славянами осадных машин. Т.е. вполне вероятно, что именно другувиты привезли с собой и/или построили на месте эти осадные приспособления. За тем их и звали, следует предполагать.

История с неким «отрядом славян со Стримона» не совсем понятна. Стримонцы  упоминались среди тех, кто участвовал  в осаде с первых дней. Однако   стримонцы, в отличии от ринхинов и сагудатов, жили не буквально под стенами Фессалоники, а за 80–100 км от города. Так что присутствовать в «зоне боевых действий» постоянно, годами, им было просто экономически невыгодно. Но ради участия в генеральном штурме (с перспективой неплохой добычи) имело смысл подтянуться. Однако «Чудеса» сообщают, что отряд стримонцев, не дойдя буквально трех миль до Фессалоники, развернулся и ушел в родные пенаты.

Для автора «Чудес» это было несомненным божественным вмешательством по ходатайству св. Димитрия. С менее возвышенными вариантами понимания этого события хуже, поскольку просто «нет данных». Нельзя исключать какой-то сепаратный «договорняк» между фессалоникцами и стримонцами, конечно же (реальный, не через небесную канцелярию, а напрямую). Но скорее, имело место недоразумение между самими славянами, то ли стримонцев не устроила предложенная  «цена участия», то ли ещё что-то. Повторимся: «нет данных», и гадать можно до бесконечности.

 

** Что интересно, автор «Чудес» сообщает, что в Фессалонике в этот момент были абсолютно уверенны: поубивают велегезиты приплывших к ним, для того и заманивали, вот узнают, что прочие славяне практически взяли Фессалонику – и сразу поубивают. Традиционно «чудесное спасение» конвоя от велегезитов записано на счет заступничества св. Димитрия. Но тут уместен вопрос: а чего плыли-то, коли столь уверенны были в наличии «хитрого плана»?!?  Нет, положение в городе было отчаянное, сомневаться не приходиться. Тут с чертом сделку заключишь. Но, небось,  велегезиты дали твердые гарантии своего нейтралитета, раз уж  лучшая часть гарнизона так уверенно полезла «в пасть тигру»?

 

Современный вид Димитриады (на заднем плане – современный г. Волос).

*** Речь о фессалийских городах. Остатки Фив Фессалийских (они же Фтиотидские) расположены поблизости деревеньки Микрофивы неподалеку от современного г. Неа Анхиалос.  Руины Димитриады находятся в ближайших окрестностях современного г. Волос. Фивы и Димитриада упомянуты исключительно для того, чтобы читатель «Чудес» сориентировался в какую область устремился конвой, а не как «порты назначения». В описываемый период (VII в.) оба города были в положении, подобном Фессалонике: вся округа была заселена славянами, этими самыми велегезитами, а ромейское население предпочитало не выходить лишний раз за пределы укреплений. Интересно, что автор «Чудес» четко указывает: фессалоникцы плыли не к братьям во Христе, удерживавшим «оплоты Империи», а именно к варварам-велегезитам. Судя по всему, христианской любви в Фивах и Димитриаде было, может, и в избытке, но вот с продуктами питания дела обстояли немногим лучше, чем в Фессалонике. От того к варварам и приходилось обращаться.

Античный театр в Димитриаде. Считается «жемчужиной» археологического заповедника. Не использовался с IV в. и значительно пострадал именно в раннем средневековье: жители Димитриады постепенно разбирали постройку, используя её детали в качестве строительного материала.

 

**** Само собой, «офицерский состав» славян «прореживал» снайперским огнем лично Господь Бог, пользуясь координатами, выдаваемыми лично св. Димитрием. Но потери среди славянской знати под Фессалоникой, судя по всему, были не такой уж и выдумкой. По суровым законам времен военной демократии в каждом бою вожди должны были доказывать на деле, что достойны статуса. Во время приступа они явно были в первых рядах атакующих, так что неудивительно, что и гибло их немало.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх