Наследники Руси

Рыцарская культура на руських землях ХІ–XIV веков

Активное развитие феодальных отношений в так называемой «Старшей Европе» на протяжении VIII–XI вв., с момента утверждения на территории, главным образом, восточнославянских (но не только) gentes династии Рюриковичей Х–ХI вв., постепенно проникало и на их земли в форме преимущественно культурных, но частично и хозяйственных влияний. Тесно связанные с местными элитами скандинавские конунги-князья после крещения в 988 г. Владимира Святославовича († 1015) скорее тяготели к образцовым в то время восточно-римским традициям, образованию, науке, наиболее сконцентрированным в Константинополе. Однако в то же время в их среде ощущалось и заметное западное влияние особенно на фоне активных матримониальных связей в период правления Ярослава Владимировича († 1054), прозванного в XIX в. Мудрым, его сыновей и внуков. Этому также способствовало проникновение во владения молодой династии великоморавских влияний и традиции. Поэтому в течение XI–XII вв. на Руси четко сложилось представление о сути рыцарской культуры и воспитании с неоднократными проявлениями в княжеских и боярских семьях указанного времени, особенно – на протяжении XIII–XIV вв.

1

Диплом венгерского короля Белы IV от 13 апреля 1264 г. с описанием участия князя Ростислава Михайловича в битве под Ярославом 17 августа 1245 г.

В XI–XIII вв. иностранные военные контингенты как враги или союзники отдельных князей неоднократно вступали во владения Рюриковичей, занимали города или становились на постой в сельской местности, нередко прибегая к ее ограблению, пленению местных жителей и др. Это были не только силы соседних династий Пястов или Арпадов, но и с довольно отдаленных территорий – Богемии (Чехии), Моравии, Германской империи (в основном Саксонии), Швеции, подконтрольных духовно-рыцарским орденам земель, лучше всех презентовавших «латинский мир». Так, в 1018 г. войска польских князей Болеслава I Храброго (при поддержке значительного контингента рыцарей из Саксонии), а в 1069 г. – Болеслава II Смелого, также прозванного Щедрым, занимали Киев. Во время неоднократных межкняжеских конфликтов за столичный престол, особенно в течение 1148–1152 гг., когда враждующие стороны часто пользовались поддержкой иностранных союзников, в 1150 г. по приглашению князя Изяслава Мстиславовича в город вступила венгерская кавалерия, удивляя и потешая горожан во время своего пребывания показательными выступлениями «тогда же Оугре на фарехъ и на скокохъ. играх на Ӕрославлы дворѣ многое множество. Киӕне же дивѧхутсѧ Оугромъ множеству и кметьства ихъ. и комонемъ ихъ». Систематическим с конца XI в. стало появление рыцарских сил с преимущественно соседних Рюриковичам территорий «латинского мира» в Галицкой земле и на Волыни. В их состав, наверное, не раз входили небольшие по размерам «экзотические» фламандские или тюрингские части, мобилизованные из числа посаженных на пограничье колонистов.

Прямо или косвенно отдельные представители династии Рюриковичей приобщались и к поддержке крестовых походов XI–XIII вв. Вполне возможно жена Владимира Всеволодовича († 1125) Гита, на фоне контактов со своими фламандскими родственниками, приняла участие в I Крестовом походе 1096–1099 гг. Город Иерусалим между 1106–1108 гг. посетил игумен Даниил, оставив личные рефлексии о контакте с латинской культурой, в частности, рыцарской. Во время ІІ Крестового похода князь-бастард Борис († 1153/54), на фоне борьбы за венгерский престол налаживал связи с его руководителями, в основном, французским королем Людовиком VII († 1180). Бесспорно, некоторые из руських правителей в силу различных причин оказывались на Ближнем Востоке, в частности сын Юрия Владимировича, прозванного Долгоруким († 1157) – Мстислав († 1162). Часть из выплаченных беглым галицким князем Владимиром Ярославичем († 1198/1199) немецкому императору Фридриху I Барбароссе († 1190) двух тысяч серебряных гривен очевидно пошли на подготовку III Крестового похода. Не исключено, что незначительная часть княжеского окружения могла поучаствовать в походе.

2

Фундаменты церкви и монастыря святого Ильи в Галиче. Образец ротондальной архитектуры

Отдельные Рюриковичи во время вынужденного или добровольного пребывания за пределами своей родины проходили рыцарскую военную подготовку и воспитание. Классический пример – волынский князь Роман Мстиславович († 1205), его сыновья Даниил († 1264) и Василько († 1270). Именно под влиянием западного воспитания, пожалуй, в 1205 г. в синодик бенедиктинского монастыря св. Петра в немецком Эрфурте проникла запись о пожертвовании обители от «короля Руси Романа» в размере 30 марок. Его дети после неожиданной гибели отца под городком Завихостом 19 июня 1205 г., по доброй воле на то их матери, попали на воспитание ко дворам Арпадов и Пястов. Так, Даниил Романович за время своего пребывания в Венгрии (1205–1210/1211, с перерывами) научился крепко, как для 9–10-летнего парня, сидеть в седле и владеть мечом, что летописец показал уже при первой же возможности в 1212 г. Время борьбы Романовичей за отцовское наследство (до 1245 г.) и дальнейшего после 1253 г. утверждения королевства Руси на международной арене прошли под знаком неоднократного использования не только новинок западноевропейского вооружения, часто проникающего с Ближнего Востока (стрелковое оружие и метательные машины, в частности), но и попыток хотя бы частичного реформирования армии на «западный» манер. Неотъемлемые атрибуты рыцарской культуры (жесты, турниры, кодекс чести, литература и т. д.) прочно проникли в повседневную жизнь княжеской семьи.

3

Акт предоставления Юрием II магдебургского права городу Сянок (1339 г.)

В частности, 14 октября 1235 г. во время интронизационных торжеств венгерского короля Белы IV († 1270) Даниил Романович исполнял типично «западный» ритуал очень похожий на «маршальскую службу» (officium stratoris) – признак зависимости от Арпадов, хорошо известный в рыцарской среде на западе. Среди самых известных участников такой же «маршальской службы» – германский император Фридрих I Барбаросса, исполнявший ее в 1177 г. в пользу римского папы Александра III (1159–1181). Племянник и главный до 17 августа 1245 г. конкурент за галицкий престол Даниила Романовича – Ростислав Михайлович († после 1264) накануне битвы под стенами города Ярослава устроил рыцарский турнир, лично приняв в нем участие, получил травму, но все равно на следующий день сражался в первых рядах. По рыцарскому кодексу чести немало плененных в битве венгерских вельмож их родственники получили возможность выкупить до 1246 г., хотя некоторые из схваченных вопреки этому же кодексу погибли от рук князя Даниила (венгерский бан Филя) или его слуг. Рыцарская символика и западные влияния со второй половины ХIII–XIV вв. проникли и в геральдику королевства Руси, как это хорошо видно на примере печати Юрия I († 1308). Элементы западной культуры постоянно присутствуют в официальном делопроизводстве, известном из целого ряда латиноязычных грамот Андрея († 1323) и Льва II Юрьевичей († 1323), Юрия II († 1340) и др.

Не обошли «латинские» влияния и боярство отдельных, порой подконтрольных Рюриковичам земель, в частности – Галицкой. Вполне возможно, какая-то часть местной знати приняла участие в первом этапе V Крестового похода 1217–1219 гг., во главе с сюзереном края венгерским королем Андреем II († 1235). С другой стороны, произнесенная в 1231 г. галичанами Даниилу Романовичу клятва верности «вѣрны есмы Бо҃у и тобѣ. гс̑ноу нашемоу», по содержанию – типичный немецкий аналог, проникший, очевидно, в среду местного боярства от немецких колонистов – расселенных у так называемых «Немецких ворот», на которых в знак смирения города князь установил в 1238 г. свою хоругвь. Зато в сообщении, датированном второй половиной 1241 г., читаем о встрече этого же руського правителя с одним из самых влиятельных то время бояр – Доброславом: «[…] приѣхаша [к Даниилу. – М. В.] с большой гордъıнею. едоучю Доброславоу во ѡдиноы сорочьцѣ. гордѧщоу ни на землю смотрѧщю. Галичане же текоущимъ оу стремены его». Запись в определенной степени напоминала маршальскую службу (officium stratoris) галичан, близкую по сути к той, которую старший Романович выполнял во время коронации Белы IV 14 октября 1235 г.

Предметы культа и быта, архитектурные элементы местных храмов (в основном, ротонды), преемственность хозяйственных и торговых интересов стабильно подчеркивали ориентацию значительной части галицкой знати на традиции так называемого «латинского мира», его культуру и правовые нормы, важным атрибутом которой оставалось рыцарское воспитание.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх