Блог

РОЖДЕНИЕ СЛАВЯН /эпос, op. #14/

Славяне и  Фессалоника –  это очень отдельная песня в «славянском эпосе», причем стала она таковой очень задолго до «куплета» про Солунских Братьев™. Тут, пожалуй, дело не столько в том, что город этот был какой-то особенный. Город как город, разве что большой, в пятерке крупнейших городов Империи (а после утраты стараньями арабов Антиохии и Александрии – так и №2 после столицы). А в том дело, что есть сложный для понимания, как и вся агиографическая литература, но вполне подробный источник, «Чудеса св. Димитрия».

Храм св. Димитрия в центральной части современных Салоник. Здание неоднократно перестраивалось, но архитектурная основа – трехнефная базилика V в., перестроенная после пожара первой половины VII в. в пятинефную – оставалась неизменной. Включен в Список объектов всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Храм св. Димитрия в центральной части современных Салоник. Здание неоднократно перестраивалось, но архитектурная основа – трехнефная базилика V в., перестроенная после пожара первой половины VII в. в пятинефную – оставалась неизменной. Включен в Список объектов всемирного культурного наследия ЮНЕСКО.

Святой, собственно, «по фамилии» –  Солунский или Фессалоникский, поскольку (согласно наиболее общепринятой версии его биографии)  родился, подвижничал  и принял мученичество, не выезжая из этого славного города. Посмертно Димиртий стал небесным патроном родного города, неоднократно являл всяческие чудеса и прочее, положенное по должности. А так как в течении минимум столетия основной проблемой Фессалоники и фессалоникцев были славяне, то в послужном списке небесного заступника этого богохранимого града славяне упоминаются неоднократно. То  сами по себе, то в «творческом союзе» с аварами.

В окрестностях Фессалоники славяне появлялись ещё со времен Балканских войн середины VI в., но с начала 580-х гг. стали проделывать это регулярно, поскольку  «мимо Фессалоники» была кратчайшая дорога на южную оконечность Балкан. Впрочем, в начале 580-х «экскурсионные группы» славян, стремившиеся приобщиться к ценностям Колыбели Европейской Цивилизации™, были не столь многочисленны, до 5 тыс. человек за раз. Так что фессалоникцы достаточно уверенно рассеивали их на подступах к городу, не доводя дело до осад.

Однако уже в 586  г.  многочисленное аваро-славянское войско, использовавшее (пусть и не очень эффективно) полноценный осадный парк, а также какой-никакой флот, состоявший из моноксилов, не только уверенно блокировало Фессалонику с суши и моря, но и заставило изрядно поволноваться жителей города. Хватило варваров, правда, всего на недельку, логистика и «служба тыла» подкачали. После неудачной попытки генерального штурма и не менее неудачной попытки имитировав отступление выманить защитников «в поле», осаждающие ушли. «Но обещали вернуться».

Обещанного  пришлось ждать не классических три года, а чуть ли не три десятилетия, поскольку следующая серьезная осада большинством исследователей относится к 615 или 616 году. Несколько славянских племен пришли под стены Фессалоники с чадами и домочадцами, что явно говорило о серьезности намерений. Схема была уже апробирована: блокада с суши и моря, активная разведка, массированный штурм по всей линии укреплений и с попыткой ворваться в гавань на четвертый день блокады… Впрочем, «успехи» были аналогичны предыдущему разу: поражение и отступление.

Св. Димитрий с ктиторами. Мозаика VII в. в базилике св. Димитрия (Салоники). Считается, что справа от святого экзарх Леонтий, а слева – епископ Иоанн, стараниями которых храм был отремонтирован (а верее – основательно перестроен) после пожара. Надпись под мозаикой гласит: "Справа и слева видны строители славного строения мученика Димитрия, который отразил варварские флоты и спас город". Заступничество святого, по-видимому, имело место именно в 610-х гг.

Св. Димитрий с ктиторами. Мозаика VII в. в базилике св. Димитрия (Салоники). Считается, что справа от святого экзарх Леонтий, а слева – епископ Иоанн, стараниями которых храм был отремонтирован (а вернее – основательно перестроен) после пожара. Надпись под мозаикой гласит: «Справа и слева видны строители славного строения мученика Димитрия, который отразил варварские флоты и спас город». Заступничество святого, по-видимому, имело место именно в 610-х гг.

Правда, в этот раз славяне далеко не ушли, а рассредоточились по ближайшей округе. А также обратились за «техподдержкой» к кагану аваров.* Каган «долго запрягал», целых два года, но уж когда запряг… Внезапный налет аварской кавалерии застал врасплох занятых сбором урожая на «пригородных участках», а также выпасом скота  фессалоникцев. Затем подтянулись основные силы, и город более месяца был полностью заблокирован с суши. Море оставалось открытым. То ли славяне не восстановили за два года флот, то ли просто не рисковали, памятуя о сравнительно недавней катастрофе, когда именно потери, нанесенные славянам в ходе штурма гавани, заставили снять осаду.

Впрочем, и в этот раз «артиллерийские дуэли» и попытки штурма стен опять особого успеха не имели. Фессалоникцы, оправившись от первого шока, даже начали слегка борзеть, отклонив первое предложение  мира по сходной цене. Тогда осаждающие поднажали, и по результатам этой «рекламной кампании» мир был, таки, куплен (но уже дороже). Каган с подданными ушли восвояси, а «местные» славяне, инициаторы «движухи», остались. И продолжили обживать ближайшие окрестности богохранимого града, «сохраняя мир только внешне». Этого «имитационного мира» хватило на добрых полстолетия. Поскольку следующий раз славяне крепко взялись за Фессалонику аж в период блокады Константинополя арабским флотом в 670-х гг. И такая там закрученная история вышла…

Некий вождь («рикс» в оригинале) славянского племени ринхинов по имени Первуд задумывал злое против богохранимого града. Причем задумывал он это, расхаживая по упомянутому граду (внутри, внутри**) в ромейской одежде и делясь как минимум частью этих «черных мыслей» на не вполне ещё устоявшемся среднегреческом (с едва уловимым славянским акцентом) со всеми желающими. Эпарх Фессалоники (судя по контексту – назначенец из столицы, не очень понимающий в местных реалиях) настолько убоялся этих Первудовых планов, что отписал с вопросом «что делать?» автократору лично. Автократор велел супостата «винтить» и этапировать в столицу. Что и было проделано.

И тут началось! Лучшие люди Фессалоники и представители славян (причем не только ринхинов, но и стримонцев) немедленно организовали общественное движение «Свободу Первуду!» И делегация этого движения отправилась в Константинополь отираться в приемной гусударя-анпиратора. Император был очень занят приготовлениями к войне с «агарянами» ( т.е. арабами), но вопрос рассмотрел и принял половинчатое решение: злонамеренного Первуда не казнить, но свободу передвижений его ограничить пределами столицы вплоть до окончания военного времени. И ещё повелел обеспечить Первуда полным пансионом, а также вещевым и денежным довольствием на всё время вынужденного нахождения в столице.

Делегация вернулась в Фессалонику с этими благими вестями, славяне успокоились и вернулись к прежнему занятию, а именно «сохраняли мир». А вот чего Первуду на казенных харчах в столице не сиделось – загадка истории. Истории известно только, что задумал Первуд побег, заручился поддержкой некоего переводчика из императорской администрации, и в один прекрасный день под видом случайного прохожего … вышел за стены, а чуть позже укрылся в загородном имении своего подельника-переводчика.

Опять же, совершенно неясно, с какой радости по личному указанию императора в столице тут же был объявлен  план «Перехват»,  часть ответственных за надзор за Первудом пытали и казнили, часть – отделалась отрубленными конечностями, а некоторых, в т.ч. префекта Константинополя, просто уволили с занимаемых должностей. Скорее всего, «Чудеса св. Димитрия» элементарно преувеличивают роль Первуда в истории. Но не исключено, что его побегом василевс просто воспользовался как поводом для очередной «большой чистки» в своем хозяйстве. Самое интересное, что как только Первуд бежал, в Фессалонику сразу же отправили военный корабль с строжайшим приказом готовится к неприятностям со стороны славян.

Современный вид городка Визе (античный и средневековый Визи).

Современный вид городка Визе (античный и средневековый Визи).

Первуд же скрывался в окрестностях городка Визи (совр. Визе в 130 км от Стамбула). По тем временам это была далёкая окраина столичного округа, всё-таки три дня пути, так что там Первуда даже не искали. И обнаружили беглеца совершенно случайно.  Более того, автор «Чудес» выказывает удивление, что Первуд проторчал в этой дыре 40 дней, а не перебрался к славянам, до которых от Визи было рукой подать. Впрочем, у автора «Чудес» для таких странных обстоятельств есть стандартное объяснение – вмешательство высших сил. Но нелишне напомнить, что «славяне бывали (и бывают) разные». И вполне возможно, что у ближайших к Визи славян к вождю ринхинов были свои вопросы.

В общем, Первуда обнаружили, повторно арестовали и подвергли допросу. Тот, видимо, заключил сделку со следствием и сдал подельника (переводчика  и всю его семью показательно казнили). Самого же Первуда, повторив обещание отпустить домой как только закончится «военное положение» в связи с ромейско-арабской войной, поместили уже не под гласный надзор, а заключили под стражу. Но и под неусыпным контролем  Первуд готовился бежать повторно. Правда, в этот раз был изобличен ещё на стадии подготовки побега, сознался, что бежать думал исключительно ради развязывания войны «до последнего христианина», и был наконец-то казнен.

Для Первуда всё закончилось, а вот для Фессалоники всё только начиналось…

 

Далі буде… / Продолжение следует… / To be continued…

 

* Немаловажный момент в контексте того, насколько «под принуждением» участвовали славяне в бесчинствах авар, в частности – в славном 626-м. Под Фессалонику коалиция славянских племен «заманивала» авар дипломатическими дарами и посулами легкой добычи. Как равноправных партнеров заманивала. И с прицелом воспользоваться аварским осадным парком «на шару».

 

** «Чудеса св. Димитрия» не позволяют судить о «квартирном вопросе». Совершенно непонятно как долго и как часто Первуд пребывал в Фессалонике, а также арендовал он жильё, перебивался по углам у знакомых или же владел недвижимостью. Ясно только, что в городе Первуд проводил немалое время,  а его арест был не какой-то сложной «спецоперацией» с розысками, погонями и поножовщиной, пришли «по адресу» – и в кандалы.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх