Блог

Одна депортация – три «оправдания»

Едва ли стоит повторять, что старые сталинисты не испытывают нужды в оправдании депортации крымских татар как таковой. Другое дело – это новое поколение любителей вождя, которое пытается выставить выселение в положительном свете. Но поскольку называть изгнание целого народа «справедливым возмездием» как-то не либерально, то нужно придумать другое объяснение действиям Сталина. И таковых, по большому счету, насчитывается всего три.

Во-первых, диктатор якобы не мог оставить в тылу массу вооруженного народа.

«В ходе самого выселения крымских татар дополнительно было изъято: минометов – 49, пулеметов – 716, автоматов – 724, винтовок – 9888 и боеприпасов к стрелковому оружию в количестве 5 млн шт. Такого количества оружия хватило бы на комплектацию по штатам военного времени как минимум двух дивизий.

Мог ли Сталин в условиях военного времени оставлять в тылу такую массу вооруженных бандитов, опиравшихся к тому же на массовую поддержку местного крымско-татарского населения?! Особенно, если учесть, что при отступлении гитлеровское командование везде стремилось оставить многочисленные вооруженные банды для борьбы с Советским Союзом в тылу. Естественно, что нет. Такого не сделает ни один здравомыслящий государственный руководитель. Так что незачем охаивать Сталина, тем более что он еще весьма мягко обошелся с крымскими татарами – всего лишь выселил».

Мартиросян А. 200 мифов о Сталине. Т. 5: Сталин после войны. 1945–1953 годы. – М., 2007. – Миф № 173.

Во-вторых, Сталин якобы не хотел расстреливать всех крымскотатарских мужчин за сотрудничество с врагом и заменил убийство ссылкой целого народа.

«Этот тип наказания, тяжелый для всех, был спасением от гибели для большой части мужчин, а значит для этноса. Если бы чеченцев судили индивидуально по законам военного времени, это обернулось бы этноцидом – утрата такой значительной части молодых мужчин подорвала бы демографический потенциал народа…

Можно провести такой мысленный эксперимент: пусть каждый из тех, кто проклинает СССР за «преступную депортацию» народов, представит себя на месте отца или матери чеченской семьи, в которой сын воевал в горах на стороне немцев. Вот, немцы отогнаны, и родителей спрашивают, что они предпочитают – чтобы сына судили по «цивилизованным» законам и расстреляли как изменника, воевавшего на стороне противника, или выселили всю семью в Казахстан? Можно заранее ответить, что 100% из тех, кто действительно может представить себя в таком положении, ответили бы, что будут счастливы выбрать депортацию. Другое дело, что хулителям СССР на судьбу чеченских или крымско-татарских мужчин, а также всех их народов было, честно говоря, наплевать».

Кара-Мурза С. Советская цивилизация. – Т. 1. – М., 2001. – С. 303.

И в-третьих, тиран якобы предупреждал возмездие по отношению к крымским татарам со стороны славянского населения полуострова.

«– Сталин, получается, у вас, был чуть ли не благодетелем для крымских татар.

– Да они молиться на него должны! Он спас их от праведного народного гнева, от погромов. Вы только представьте: за время немецкой оккупации татарские полицейские части собрали для угона в Германию более 50 тысяч русских жителей Крыма! Плюс нечеловеческие злодеяния, которые они творили по отношению к своим соседям. Что с ними за это сделали бы в 1945-м вернувшиеся из Берлина крымчане-фронтовики – отцы, братья и сыновья растерзанных ими, отданных в рабство советских граждан?! От крымских татар ничего бы не осталось».

Гончаров А. Почему депортировали крымских татар? [интервью] // Русское движение. – 2011. – 25 марта.

Вот так «заботливый» Иосиф Виссарионович, подлинный «отец народов», «уберег» крымскотатарский народ от всяческих бед. Остается только удивляться, почему российские публицисты, исповедующие такие взгляды, до сих пор не предложили крымским татарам поставить Сталину памятник?

И вновь мы начинаем развенчание мифа с юридической стороны. Как уже не раз было сказано, на 15 тысяч документированных коллаборационистов из числа крымских татар приходится 15,5 тысяч погибших и отправленных в ГУЛАГ «за пособничество врагу». Таким образом, ни малейшего основания для применения коллективного наказания по отношению к оставшимся (преимущественно старикам, женщинам и детям) у советской власти не было. Более того, оно было строго запрещено международным правом тогда и запрещено сейчас. По гаагской Конвенции 1907 года о законах и обычаях сухопутной войны,

«Никакое общее взыскание, денежное или иное, не может быть налагаемо на все население за те деяния единичных лиц, в коих не может быть усмотрено солидарной ответственности населения».

Женевская конвенция 1949 г. о защите гражданского населения во время войны еще более категорична:

«Ни одно покровительствуемое лицо [гражданское население] не может быть наказано за правонарушение, совершенное не им лично. Коллективные наказания, так же как и всякие меры запугивания или террора запрещены».

Теперь возразим по каждому из пунктов оправдания депортации. Что касается якобы «массы вооруженных бандитов, опиравшихся к тому же на массовую поддержку местного крымско-татарского населения», то, как уже не раз подчеркивалось, все они с 13 апреля по 20 мая 1944 года были задержаны, разоружены и отправлены в ГУЛАГ – почти 6 тысяч человек.

Что до массовых расстрелов, якобы полагавшихся за коллаборационизм, то и тут мы видим не то вопиющее невежество, не то сознательную ложь. Советское законодательство не предусматривало обязательный расстрел гражданского населения за «пособничество врагу». Согласно статье 58-1а Уголовного кодекса того времени,

«Переход на сторону врага, бегство или перелет за границу караются высшей мерой уголовного наказания – расстрелом с конфискацией всего имущества, а при смягчающих обстоятельствах – лишением свободы на срок десять лет с конфискацией всего имущества».

И лишь «переход на сторону врага» военнослужащего безусловно оборачивался казнью. Что касается постоянно упоминаемой неосталинистами статьи 193-22, то она также касалась только солдат и офицеров.

«Самовольное оставление поля сражения во время боя, сдача в плен, не вызывавшаяся боевой обстановкой, или отказ во время боя действовать оружием, а равно переход на сторону неприятеля, влекут за собой – высшую меру социальной защиты с конфискацией имущества».

Правоприменительная практика в СССР после войны была такова, что расстреливали или вешали лишь командиров и «карателей» в полном значении этого слова, а рядовой состав массово отправляли на лесоповал. Как мы знаем, в Крыму случаи казни военно-полевыми судами были единичны, а 6 тысяч коллаборационистов (или просто подозреваемых) арестовали и заключили в ГУЛАГ. Никакого расстрела «всего мужского населения» не было и близко ни в одном случае «наказанных народов».

Ну и, наконец, якобы «месть» со стороны местного населения – этот плод воображения некоторых публицистов. Коллаборационизм существовал на всех оккупированных территориях Советского Союза, и нигде не зафиксированы случаи массовых расправ над лояльным к немцам населением. Поэтому утверждение о депортации как превентивной мере перед лицом грядущих гражданских конфликтов не имеет под собой никакого основания. Да и вообще как-то странно защитники СССР воображают себе «советский народ» – как толпу кровожадных варваров.

Что же до подлинной причины депортации, то она общеизвестна. Сталин собирался воевать с Турцией за черноморские проливы, поэтому зачищал будущие плацдармы – Крым и Кавказ – от «нежелательного элемента». На Кавказе выборочно выселяли тюрков и калмыков (не тронув этносы кавказской семьи), в Крыму изгнанию подверглись почти все неславянские народы. Война, как мы знаем, в итоге не началась, но возвращать во «всесоюзную здравницу» ее коренное население никто не спешил.

Источник

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх