Без рубрики

Кругосветный украинец (окончание)

Начало рассказа про Юрия Лисянского читайте здесь

Палубные войны

Во время пребывания на Гавайских островах разразился конфликт между двумя капитанами и их непризнанным руководителем Николаем Резановым. Молчаливое состязание амбиций переросло в открытую вражду. Повод нашелся: Резанов затеял сбор коллекции туземных вещей для императорской кунсткамеры. Он выменивал их на куски железа, которые находил на корабле. Такая деятельность не понравилась Крузенштерну (возможно, пропали ценные для корабля детали?) И он устроил настоящее судилище над Резановым. В результате императорский ставленник тяжело заболел и не выходил из своей каюты до конца путешествия. Но это было только началом его бедствий. Миссия в Японии оказалась крайне неудачной. Правитель Нагасаки запретил кораблю входить в гавань. Самого же посланца изолировали на берегу в наспех построенном дворце с бумажными стенами, но окруженном прочной бамбуковой оградой. Через полгода напряженного ожидания командор Резанов получил ответ – Император возвращал России все дары и не желал вступать с ней в любые дипломатические или торговые отношения. К тому времени Япония оставалась абсолютно закрытой страной.

Граф Толстой-Американец

Граф Толстой-Американец

В экспедиции была еще одна проблема: известной авантюрист, картежник и дуэлянт граф Федор Толстой с помощью уловки попал на «Надежду», выдав себя за одного из своих родственников. В течение всего путешествия команда страдала от его жестоких шуток. На одном из островов он купил огромного орангутанга. Как-то раз этот «весельчак» дал обезьяне бутылку чернил и закрыл ее в каюте Крузенштерна. Все корабельные тетради капитана были испорчены. Избавится от пакостной парочки команда смогла лишь на Камчатке. Оттуда Толстой добрался до Аляски, прожил несколько месяцев среди алеутов и успешно вернулся в Россию, где его окрестили Американцем.

Америка по-русски

Шлюпы «Нева» и «Надежда»

Шлюпы «Нева» и «Надежда»

Итак, с Гавайев «Надежда» отправилась на Камчатку и затем в Японию, а «Нева» взяла курс на Аляску. В июле 1804 года шлюп прибыл на остров Кадьяк (сейчас там расположен американский коммерческий космодром). Прибыв на американскую землю, Юрий Лисянский узнал, что на российском острове Ситка индейцы тлинкиты разгромили укрепленную факторию Российско-Американской компании. Артиллерия со шлюпа Лисянского оказала помощь российским промысловикам и дружественным индейцам. В конце концов, крепость отстроили, она получила Название Новоархангельск.

Лисянский был расстроен отношением россиян к коренному населению. Индейцы, объявленные российскими подданными, исполняли все приказы чиновников компании. Замечательные охотники, они успешно охотились на мехового зверя и приносили коммерсантам фантастические прибыли, но те платили им лишь бисером, табаком и … одеждой из шкурок. При этом пропитание аборигенов оставалось делом их собственных рук. Юрий Федорович проникся сочувствием к туземцам. Он предостерегал, что они вскоре могут вымереть, а самый богатый в мире промысел сойдет на нет – «потому что ни один из природных россиян не способен добыть даже бобра».

Сногсшибательное возвращение

Остров Лисянского

Остров Лисянского

Наконец все дела в российской Америке были закончены, трюмы загружены драгоценными мехами, и «Нева» отправилась в Китай, где должна была встретиться с «Надеждой». 15 октября 1805 года корабль наткнулся на остров, жителями которого были только тюлени-монахи и зеленые морские черепахи. Ныне этот клочок суши посреди Гавайской гряды носит имя Юрия Федоровича Лисянского. А поле коралловых рифов, на которых корабль едва не погиб, называется «Мель Нева». В 1909 году президент США Теодор Рузвельт включил эту территорию в заповедник Гавайских островов как место гнездования морских птиц. А в 2006-м остров Лисянского вошел в состав памятника природы «Папаханаумокуокеа», провозглашенного ЮНЕСКО наследием человечества.

Наконец в ноябре 1805 года два шлюпа встретились в португальской колонии Макао и отправились к торговому городу Кантон, где моряки обменяли меха на ценные колониальные товары. Цель экспедиции была выполнена, шлюпы взяли курс на юг. Они счастливо обошли мыс Доброй Надежды, но вскоре попали в густой туман и потеряли друг друга.

Внезапно на ход путешествия повлияла политика. Началась война между Россией и наполеоновской Францией. Спешащие на Родину, два капитана поневоле устроили гонки. Иван Крузенштерн решил избежать встречи с французскими кораблями и направил «Надежду» в обход Британии с севера. А Юрий Лисянский с той же целью решился на очень смелый шаг – как можно быстрее плыть в Англию. В результате впервые в мире парусник без остановок прошел из Кантона в Портсмут за 142 дня. А 5 августа 1806-го «Нева» бросила якорь в Кронштадте. «Надежда» Крузенштерна пришла туда на две недели позже. Беспрецедентное к тому времени кругосветное путешествие первым закончил наш земляк.

О Гавайях – на языке Котляревского

Памятник Юрию Лисянскому в Нежине

Памятник Юрию Лисянскому в Нежине

После окончания кругосветного путешествия Крузенштерн получил международное признание как ученый, был одним из основателей Русского географического общества. А Лисянский продолжил военную карьеру. Самой большой наградой для него стала золотая шпага, которую ему подарила команда «Невы». Смыслом жизни Юрия Федоровича стала книга воспоминаний о его невероятном путешествии. Российские чиновники упрекали его, в том, что академическая книга написана «языком Энеиды Котляревского». Украинец – он и на Гавайях украинец! Из-за этого, а может, еще из-за враждебности со стороны оскорбленных российско-американских чиновников, Лисянскому дважды отказали в публикации труда на государственные средства. Он издал его за собственные деньги в 1812 году. Это было первое описание Гавайев на русском языке (с выразительным украинским акцентом). А уже через два года книга вышла на английском языке в Лондоне.

В 1809 году великий мореплаватель ушел в отставку. Прославленный капитан никогда не забывал своей Родины − Украины. В 1824 году он посетил родной Нежин, стал гостем Гимназии высших наук и подарил ей свой атлас. Сейчас рядом со зданием гимназии стоит памятник выдающемуся земляку.

К сожалению, украинский мореплаватель Лисянский всегда оставался в тени славы адмирала Крузенштерна. Но главное в этой истории то, что они оба были первооткрывателями, достойными офицерами и друзьями до последних дней.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх