Наследники Руси

Крестом, словом и огнем: первые инквизиторы на украинских землях

Даже далекие от истории люди не могут отрицать знакомства с термином «инквизиция». Правда, у большинства она будет ассоциироваться с малоприятными вещами вроде пыток, мрачных подземелий, массовых казней на костре и других зарисовок для комиксов или фильмов ужасов. Впрочем, далеко не всегда обвинения в адрес именно инквизиции справедливы – что-то приписали ей позже оппоненты христианства, где-то ее перепутали с государственными органами и т.п. Еще одно распространенное, но ошибочное, убеждение – что инквизиция действовала исключительно вдалеке, в Западной Европе. Отнюдь, была она и здесь, поэтому не исключено, что именно вы ежедневно идете той же дорогой, которой несколько веков назад шли инквизиторы.

01

«Ведьма», гравюра Альбрехта Дюрера, 1501-1502 гг.

Собственно, папские инквизиторы из числа доминиканцев и францисканцев появляются на территории Крыма и Красной Руси (Галичины) в ХIV-ХV вв., во время экспансии в эти регионы католических государств (Генуэзской и Венецианской республик и Польши соответственно). Движение на Восток монахов миссионеров и инквизиторов вслед или впереди бронированных колонн войск венгерских и польских королей и князей было навеяно горячими установками буллы папы Григория IХ 1234 г., адресованной проповедникам In terras Ruthenorum et paganorum proficiscentibus («Достигающим успеха в землях руських и языческих»).

Инквизиторов, действовавших за пределами тогдашнего ЕС, а, следовательно, и на территории современной Украины, в частности, именовали Inquisitores haereticae pravitatis in partibus Orientalibus. То есть инквизиторами по обращению еретиков в краях Ориента. Несмотря на то, что католиков в этих краях было не так уж и много, а власть держали и совсем не католики (как вот на Руси – православные, или в Крыму – мусульмане), приходилось вести себя несколько иначе, чем действовали их западноевропейские, например, испанские, коллеги. В частности, можем говорить, что на украинских землях было гораздо меньше возможностей проводить репрессии против еретиков, а значительно больше приходилось пропагандировать и убеждать. В конце концов, несмотря на утверждения советской историографии, предназначение инквизиции было прежде всего в обращении еретиков в католическую церковь, а не в уничтожении их. Борьба с колдунами и ведьмами возникает спустя.

Современный украинский исследователь М. Черный отмечал, что в государствах Центральной и Восточной Европы (Венгерское и Чешское королевство, Австрийское герцогство и польские княжества) острой необходимости в организации инквизиционной борьбы против еретиков в XIII в. еще не было. Ведь епископаты этих государств успешно противодействовали стихийному распространению сект. Это влияло, в том числе, и на незначительный прогресс в распространении структур ордена доминиканцев в этом регионе. Польский исследователь Я. Тазбир отмечал, что на польские земли инквизиция прибыла в 1318 г. Сто девяносто пятый Папа Римский Иоанн XXII назначил тогда в краковскую и вроцлавскую епархии постоянных инквизиторов (censores fidei).

По мнению М. Черного, в Центрально-Восточной Европе активную инквизиционную деятельность осуществлял не доминиканский орден, а епископат либо светская власть. Доминиканские инквизиционные трибуналы были эффективными только в индивидуальном преследовании заподозренных в ереси. Преследовать массовые еретические движения на удаленных от Рима территориях они не могли. Такая неэффективность работы привели к номинализации роли доминиканцев в деятельности инквизиционных трибуналов на территории всех государств Центрально-Восточной Европы. Созданные в первой четверти XIV в., доминиканские инквизиционные суды сразу оказались под контролем местного католического епископата.

Можно предположить, что первыми настоящими инквизиторами на территории современной Украины были доминиканцы из конгрегации Societas Fratrum Peregrinantium propter Christum inter gentes (Общество братьев-пилигримов ради Христа среди язычников). Наиболее старые ее доминиканские конвенты возникли благодаря генуэзцам в Кафе (сейчас Феодосия, 1298), Пере (сейчас район Стамбула, 1299) и Трапезунде (сейчас Трабзон, 1315). К SFP принадлежали не только доминиканцы, но и францисканцы. Чаще всего это были немцы и итальянцы. Общество подчинялось генералам обоих орденов и имело от папы широкие полномочия миссионерства на востоке. Буллой от 23 августа 1307 г. папа Клемент V признал миссионеров с SFP равными по заслугам с теми, кто «идет на помощь Святой Земле», то есть сравняв их в «ветеранских» правах с крестоносцами. Такие привилегии подтверждали и последующие наследники престола Петра. Представители конгрегации получили, в ознаменование своей постоянной готовности пожертвовать собой, специальный наряд красного цвета – пояса, перчатки, шляпы и тапочки.

02

«Святой Доминик сжигает еретические книги», картина Педро Берругете, 1475 г.

Доминиканские миссионеры активно действовали не только в бассейне Эгейского моря и Северном Причерноморье, но и в Армении и Грузии. Вслед за восточной экспансией Польского и Венгерского королевств они прибыли в Молдавию, Галичину и Валахию. В 1363 г. конгрегация была распущена из-за значительных потерь личного состава во время эпидемии чумы, но уже через двенадцать лет восстановлена папой Григорием ХІ (с передачей в его компетенцию ряда конвентов в генуэзских колониях, в частности в Кафе). В 1378 г. был создан отдельный Руський викариат SFP. Это миссионерское образование охватывало территории Галичины (на западе – аж до Кракова), Волыни и Подолья. Буллой от 28 января 1378 г. папа подчинил юрисдикции конгрегации территории, входящие в состав Молдавского и Валашского господарств.

Следующие папы подтверждали и увеличивали номинально земли, на которых должны были вести свою миссионерскую работу доминиканцы указанной конгрегации. Папа Урбан VІ в булле от 1 апреля 1381 г. поделил территорию конгрегации на три инквизиторские провинции (Армения и Грузия, Русь и Валахия, Греция и Тартария), в каждой из которых должен был быть один инквизитор, назначаемый генералом доминиканского ордена по согласованию с главой конгрегации. В руськой и греческой провинциях инквизиторские суды действовали до XVI в. Однако и о них сохранилось крайне мало упоминаний. Предполагают, что главным в их деятельности являлось не столько борьба с еретиками (как это было в Западной Европе), сколько обращение в католицизм или в унию местных православных, а также крещение мусульман. В провинции Русь-Валахия (т.н. сontrata Russiae, охватывала Галичину, Большую и Малую Валахию) главную роль играл доминиканский конвент во Львове. Именно здесь действовал с 1381 г. инквизиторский трибунал, однако фатально не хватает письменных источников о нем.

В то же время М. Черный утверждал, что в главном монастыре SFP на украинских землях – львовском Божьего Тела – не было инквизиционного трибунала и не найдено каких-либо документов, связанных с карательной работой ордена. Отсюда строится предположение, что монахи Руського викариата занимались миссионерской работой, а аутодафе не относилось к их интересам.

03

Титульная страница «Индекса запрещенных книг», 1564 г.

Очевидно одним из первых серьезных вызовов для инквизиторов на Руси стала угроза распространения здесь богомильства. В ХIV-ХV вв. его влияния могли распространяться на Руси посредством беженцев-болгар, а также через торговцев и паломников (тем более, что богомильством увлекались даже отдельные монахи на Афоне). Кроме того, распространялись ереси и с Запада, приходя в Речь Посполитую в XIV-XV вв. как с проповедниками, так и с простым людом, а также благодаря распространению соответствующих трудов и апокрифов.

В свою очередь, провинция Греция-Тартария SFP охватывала прежде всего генуэзские колонии на Черном и Эгейском морях. Согласно письму папы Николая V неизвестному по имени инквизитору этой провинции, местный суд не имел целью преследовать православных христиан, а был призван оберегать чистоту веры католиков в регионе, популяризировать идеи церковной унии и предотвращать внедрению в латинскую литургию элементов литургий восточных церквей.

Но так или иначе SFP была ликвидирована в 1456 г. (правда, уже в 1464 г. ее восстановили в руських землях, но это уже другая история). Стоит заметить, что практически отсутствуют достоверные сведения о казни еретиков по приговорам инквизиции на Руси. Известны соответствующие факты, имевшие место в западных регионах Польского королевства – в Силезии, Великопольше и Приморье, там инквизиторы или светская власть время от времени сжигали нескольких еретиков, преимущественно гуситов. В то же время историк доминиканского ордена Б. Фонтана сообщает, что в 1506 г. во Львове инквизиция совершает аутодафе над тремя еретиками из Чехии, проповедовавшими идеи, близкие ранним евангельским сектам.

Отдельно стоит вопрос об инквизиции в Закарпатье, которое в то время входило в состав Венгерского королевства. Достоверной информации о инквизиции в этом государстве сохранилось немного. В тексте средневекового т.н. Кошицкого кодекса (Kassai kódex, оригинал утерян во время Второй мировой, а потому некоторые исследователи не исключают, что это банальная позднейшая мистификация) есть записи о 83 случаях процессов против ведьм в Венгерском королевстве в период с 1227 по 1498 гг., то есть еще с XIII века. Деятельность венгерских инквизиторов, кроме судов над ведьмами, была направлена на борьбу с пережитками языческой практики и с представителями ересей. Войны с турками и последующая волна Реформации переключили внимание венгерского духовенства на другие проблемы, поэтому в XVI-XVIII вв. местная инквизиция не имела значительного размаха и о ней сохранились немногочисленные письменные упоминания.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх