Наследники Руси

Галицкое боярство и «золотые» венгерские вольности XIII в.

Формирование элит вокруг представителей династии Рюриковичей в течение IX–XIII вв. протекало крайне неравномерно, сохраняя как территориальную, так и хронологическую специфику. Источники пополнения аристократии, несмотря на ряд довольно аргументированных версий, до сих пор остаются предметом острых научных споров. В основном, знать, различными способами «при­кормленная» тем или иным князем (к примеру, киевским, черниговским, смоленским, владимирским на Волыни, не говоря уже о владимиро-суздальских, муромских, рязанских и т. п.), оставалась под его сильным влиянием, изредка имея возможность самостоятельного развития, обеспеченного преимущественно наличием наследственного землевладения по образцу западно­евро­пейских феодов. Впрочем, были и исключения. Из всех земель, подвластных руським князьям, в Новгородской и Галицкой местные элиты чувствовали себя полноправными участниками политической жизни края.

Галицкое боярство на этом фоне выделялось особой активностью, усиленной соседством с самой большой и сильной  то время центрально-европейской страной – Венгерским королевством. В разное время венгерским правителям принадлежали земли нынешних Австрии, Болгарии, Боснии, Польши, Румынии, Сербии, Словакии, Словении, Венгрии, Украины, Хорватии. Историческая Галицкая земля (название известно с XII в.), заселена еще со времен «Великого переселения народов» рядом племенных союзов (карпатских хорватов, дулебов, тиверцев и др.), во второй половине Х в. постепенно была покорена киевскими князьями. Впрочем «под корень» элиты, очевидно, истреблены не были. В конце XI в. не без их согласия, а в 1097 г. – по решению Любецкого съезда князей, здесь прочно утвердилась руськая династия князей-изгоев Ростиславовичей (так называемая «первая галицкая династия») – Рюрика († 1092), Володаря († 1124) и Василька (ок. 1066–1124/25), матерью которых была дочь венгерского короля Белы I (1016–1063) – Ланка (Илона). С тех пор связи с Венгрией существенно активизировались, элиты постоянно контактировали между собой, поддерживали торговые и родственные связи, стали примером межкультурного и ценностного взаимообмена. (Смотри также: Рюриковичи и венгерские королевские династии: столетия дружбы, вражды и взаимовлияния).

Поэтому галичская знать сумела быстро занять и осваивать собственные земли, сохраняя влияние не только на политические дела в стране, но и на личную жизнь местных князей. Красноречивым примером является случай с любовницей князя Ярослава Володимирковича, прозванного автором «Слова о полку Игореве» Осмомыслом (ок. 1130–1187) – Анастасией из рода Чагров, которую бояре, вопреки воле князя, схватили и в 1173 г. сожгли как волшебницу. Правителя же заставили вернуться к законной жене, дочери суздальского князя Юрия Владимировича (1090–1157) – Ольге. (Смотри также: Супружеские измены и князья-бастарды на Руси в Х–ХIII вв.)

В конце концов, превратили боярство в мощную силу Галицкой земли скорее взаимо­действие, чем антагонизмы в отношениях с Ростиславовичами. Сказочные богатства, которыми владели как одни, так и другие, не раз попадали на страницы летописей и хроник, смущая умы современников.

Перстені галицьких бояр XIV ст. (Колекція Національного музею у Кракові)

Перстни галицких бояр XIV в. (Коллекция Национального музея в Кракове)

Приведем несколько красноречивых примеров. Так, по словам польского автора XV в. Яна Длугоша, после коварного пленения в 1122 г., по приказу польского князя Болеслава Кривоустого (1085–1138), силезским вельможей Петром Влостовичем перемышльского князя Володаря Ростиславовича, его брат Василько внес фантастический выкуп в размере 20 000 гривен. В 1145 г., во избежание открытого конфликта с киевским князем Всеволодом Ольговичем († 1146), галицкий князь Владимирко Володаревич (1104–1153) одарил того 1400 серебреными гривнами. В 1150 г. этот же правитель «вда золото много», сумев приостановить наступление на свои земли войск венгерского короля Гейзы II (1130–1162). После смерти Ярослава Володимирковича 1 октября 1187 г., по его завещанию, галичане должны были получить добро с княжеской казны, но и за три дня (sic!) не удалось все раздать. Последний галицкий князь из династии Ростиславовичей – Владимир Ярославович (1151–1198/99), потеряв на некоторое время в течение 1187–1190 гг. свою столицу, нашел союзника в лице германского императора Фридриха I Барбароссы (1122–1190), которому как вассал готов был ежегодно платить две тысячи гривен.

В жизни галицкого боярства золото, серебро и другие драгоценности занимали не менее важное место, чем в жизни местных князей. В частности, в 1210/11 г. для выкупа у венгров на избиение и публичную казнь пленных князей Романа (1167–1210/11) и Святослава Игоревичей (1177–1210/11), бояре заплатили палатину Поту одну тысячу серебряных гривен. Способность откупа золотом в сложные времена в 1211–1212 гг. продемонстрировал боярин Судислав, который в окрестностях Галича владел целым складом (sic!) оружия, пищи и других ценностей. С убитого в 1219 г. боярина Михалка Скулы венгры сняли с шеи три золотых цепи. Таких случаев, конечно, гораздо больше. Состоятельность и влиятельность бояр подтверждаются и многочисленными археологическими находками серебряных гривен так называемого «галицкого типа».

Источники этих богатств, несомненно, не только в активной торговле галицкого боярства, но и в наследственном землевладении, поощренном династией Ростиславовичей. Впрочем, смена династии в конце XII в. в пользу волынских Романовичей вызвала яростное сопротивление значительной части галицких элит, ведь воспитанные в традициях цезарепапизма дети Романа Мстиславовича (1155-1156–1205) – Даниил (1200/01–1264) и Василько (1203–1269), его вдова, а также волынская знать постоянно всячески ущемляли их старые права.

Прокуратор Бенедикт Руський, згаданий в угорському акті 20 грудня 1297 р.

Прокуратор Бенедикт Руський, упомянутый в венгерском акте 20 декабря 1297 г.

В непростых отношениях с так называемой «второй галицкой династией» некоторые из бояр искали союзников в Венгрии. Галицкая знать минимум с начала XIII в. владела там обширными земельными жалованиями (Володислав Кормильчич, Судислав, Жирослав), некоторые из бояр происходили от смешанных браков (Володислав Витович, Глеб Поткович, Юрий Витанович), тем более что при неблагоприятных обстоятельствах в отношениях с Романовичами, или другими руськими правителями-претендентами на Галич, защиту можно было найти именно там. Такой живой взаимообмен естественно привел к фиксации в венгерском письменном материале, главным образом, в грамотах, с конца XII–XIII вв. нескольких десятков человек с «руськими» идентификациями – вероятно беглых выходцев именно из Галицкой земли. Среди них мужчины с типично «западным» именословом – Доминик, Бенедикт и др.

Способность бояр «сделать карьеру» в так называемой «второй родине» помогло издание в мае 1222 г. королем Андреем II (1205–1235) ряда прав и привилегий для представителей средней знати, известных под названием «Золотая булла». В 1231 г. под давлением духовенства вышла ее расширенная версия. Одним из ключевых артикулов документа было право элит на военное сопротивление в случае несоблюдения королем его условий.

'Золота булла' угорського короля Андрія ІІ

«Золотая булла» венгерского короля Адрея ІІ

Поскольку с августа 1205 г. представители династии Арпадов получили от вдовы погибшего Романа Мстиславовича легитимное право титуловаться королями Галиции и Владимирии (Galitiae Lodomeriaequae Rex), в 1215 по согласованию с римским папой Иннокентием III (1161–1216, понтифик с 1198 г.) сын короля Андрея II Коломан (1208–1241) стал королем Галиции (Galitiae Rex), а его младший брат Андрей (1210–1234) с 1228 г. – галицким князем (Galitiae Dux), галицкое боярство в самой Венгрии воспринималось, очевидно, как «почти свое». Поэтому позитивное восприятие таких привилегий, конечно, должно было напоминать о «старой жизни» при Ростиславовичах в XII в. Усиление влияния Венгрии в Галиции особенно активизировалась с середины 20-х гг. XIII в. Несмотря на все попытки, Романовичи до прихода монголов так и не сумели утвердиться в этих землях, а самим Галичем князья окончательно завладели только после победы над объединенным венгерско-польским войском, куда входило немало и галицкой знати, 17 августа 1245 г. под городом Ярославом.

Как следствие, пожалуй, значительная часть галицких элит (впрочем, и духовенство, как, к слову – галицкий епископ Артемий и неизвестный по имени владыка из Перемышля) окончательно уехала в Венгрию, где пополнила состав иностранных общин страны. (Смотри также: «Русь за пределами Руси». О наших предках-поселенцах в странах Европы ХI–XIV вв.)

Десятки сел и местностей, полученных ими от венгерских правителей, находились в основном в землях современной Словакии, Трансильвании (в Румынии), северной Сербии (Мачва, Воеводина) и Хорватии. Где-то со второго-третьего поколения эта знать постепенно ассимилировалась. В пользу новых «венгерских» из письменных источников исчезали старые «руськие» идентичности. Но при этом сохранялась родовая память, что позволяло жителям Галицкой земли постоянно и активно пополнять ряды этих поселенцев в течение XIV–XVIII вв., пока австрийская династия Габсбургов окончательно не объединила земли обеих стран под своим скипетром в 1772 г.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх