ПТН–ПНХ

Все о том же: снова мнение российского историка

Алексей Кузнецов (историк)

О том, кто кроется в деталях

Не знаю, как вы, дорогие читатели, а я каждый раз, когда Президент принимается за историю, пребываю в предвкушении «открытий чýдных». И случая не было, чтобы мои ожидания не оправдались. Вот и на этот раз…

На встрече с молодыми историками 5 ноября Владимир Владимирович обозрел практически все двенадцать веков более-менее внятной отечественной истории, от Рюрика до наших дней; и на каждом рубеже чем-то да обогатил историческую науку (при этом постоянно оговариваясь, что неспециалист; да кто ж ему поверит!). Например, вывел в разряд магистральных маргинальную до того версию о татарском происхождении Козьмы Минина. Ну, это ладно – род Мининых пресекся еще в 17 в., так что особо переживать некому. А вот изыскание насчет преемственности командования во Второй мировой будет повесомее: «…те, кто принимал участие в Первой мировой войне, по сути, и руководили основными боевыми действиями, фронтами и генеральным штабом. Кто руководил-то? Военспецы, которые в Первую мировую воевали». Жалко, что из зала не поинтересовались подробностями… Военспецами Первой мировой еще можно считать полковника царской армии Б.М.Шапошникова, который, правда, в Великую Отечественную Генштабом руководил недолго, и – с очень большой натяжкой – штабс-капитана В.М.Василевского, но вот какие «военспецы» из старшего унтера Буденного, унтера Жукова и рядового Тимошенко – Бог весть (кстати, у гитлеровского командования с этим показателем дело обстояло не в пример солиднее; получается, они войну должны были выиграть? Ну что же, есть и такая точка зрения…). Некоторая неосведомленность присутствует и в рассуждениях о «единицах» Т-34 накануне 22 июня (хотя, конечно, и число 1066 складывается из единиц), равно как и о том, что их «нужны были тысячи»; оно конечно, если так ими распоряжаться, как в первые месяцы войны, то и тысяч не хватит…

Но не будем мелочны: самое интересное, конечно же, не в пробелах исторического образования Президента (он, в конце концов, по специальности – известно кто), а в вещах концептуальных, имеющих прямой выход на день сегодняшний. А таких по тексту раскидано немало.

Вот, например, чрезвычайно (это чувствуется даже в проступающих через бесстрастные буквы печатного текста эмоциях) важный для Президента пассаж: «Откуда он <трагический результат Первой мировой – А.К.> взялся, ведь нас никто на фронте не победил? Нас развалили изнутри – вот что произошло. Россия объявила себя проигравшей. Кому? Стране, которая сама проиграла войну. Вообще, бред какой-то». Ага, конечно. «Нас развалили изнутри». Не было ни «снарядного голода», ни «министерской чехарды», ни — с конца 1915-го — бездарного Верховного главнокомандующего, способного рубить дрова и стрелять ворон, но не уважаемого ни одним их командующих фронтами. Не было катастрофы («нас никто не победил!») 1915-го. Не было отчаяния Ленина в эмиграции, который даже представить себе не мог в 1914-м, какие подарки в последующие годы будет подносить ему власть. Она неприкосновенна, и точка. Майдан за иностранные деньги – вот причина всех несчастий.

И, конечно же, о жесткости власти: «Просто трудно сказать, мы смогли бы выиграть войну, если бы власть не была такой жёсткой, а она была бы такой, как при Николае II?». И невдомек ему, любителю безальтернативности, что «такая, как при Николае», вполне возможно, и не заигралась бы, как «та, при Иосифе», не подписывала бы пакт с нацистами; а там, глядишь, и войны бы не было.

Немаловажен и тезис о многовековой борьбе православного русского народа за Крым как место крещения князя Владимира («По сути, русский народ много веков борется за то, чтобы твёрдой ногой встать у своей исторической духовной купели»). Его развитие сулит нам, подозреваю, много открытий чудных. И не только нам. Потому как второй ногой мы можем захотеть привстать на исторической прародине восточных славян, где-нибудь на Эльбе. Откуда уже рукой подать до тех мест, где королевствовала в свое время любимая дочь Ярослава Мудрого. А твердых ног у нас, сами понимаете, что у той сороконожки…

Кстати, о Ярославе, князе, прости Господи, Киевском: «он мудрый, конечно, человек, он много сделал для развития страны, но престолонаследие он не определил так, как это было в некоторых западных странах. Формула, по которой наследовался престол в России, была очень сложной и запутанной и привела к раздробленности». Лихость, с которой гарант однозначности исторических знаний разобрался с довольно запутанным вопросом о «лествичной системе» не может не восхищать. Вот историки от покойного Соловьева до ныне здравствующего Данилевского оценивали ее (в том числе и в вопросе влияния на единство страны) по-разному, а тут – бац! – и всё встало на свои места. Правда, очень похожая система существует уже второе столетие в Саудовской Аравии, и ничего, вроде… Может, в другом дело? Но я сейчас даже не об этом. Вот это «как в некоторых западных странах» в положительном контексте меня беспокоит… Далеко, ох далеко нас это может завести! Чего доброго, лет через сто наш тогдашний Президент еще скажет на встрече с молодыми историками про нынешнее время: «Много сделал для развития страны, но не обеспечил, как это было в некоторых западных странах, демократической преемственности, что и привело…» Тьфу. Даже продолжать не хочется.

А не то придется вспоминать, к чему это привело.


Источник: «О том, кто кроется в деталях»

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх