Блог

РОЖДЕНИЕ СЛАВЯН /эпос, op. #10/

… уже вскользь упоминалось, что в середине VII в. у славян, обосновавшихся во всё ещё номинально имперских областях Балкан, приключились некоторые трения с властями. Упоминалось и о том, что основной причиной тому был военный натиск арабов. Где славяне – и где арабы?! Так это современные политологи свято верят, что глобализация – явление последних десятилетий. А люди понимающие в курсе, что по крайней мере Старый Свет вполне себе «глобализирован» со времен неолита. Впрочем, как обычно, обо всём по порядку.

По результатам  событий 626 г. у стен Константинополя авары зализывали раны. Подведомственные аварам славяне по мере сил крутили дули аварскому господству, вплоть до привлечения некоторыми из них иностранных специалистов для ситуативного «державостроения». Воодушевленные имперцы во главе с Ираклием чувствительно накидали стратегическому противнику, персам, в очередной раз «выровняли границу», да и оставили Сасанидскую империю потихоньку помирать от «вызванных многочисленными травмами осложнений».

Вероятно, самое известное изображение проповеди Пророка Мухаммеда. Миниатюра оттоманской копии ХVII в. трактата "Памятники минувших поколений" хорезмийского ученого-энциклопедиста ал-Бируни (973–1048). Хранится в Национальной библиотеке Франции.

Вероятно, самое известное изображение проповеди Пророка Мухаммеда. Миниатюра оттоманской копии ХVII в. трактата «Памятники минувших поколений» хорезмийского ученого-энциклопедиста ал-Бируни (973–1048). Хранится в Национальной библиотеке Франции.

… а в это время, где-то в далекой-далекой Аравии… В общем, можете сами посмотреть, чем занимался Пророк с 613 г., а особенно в последнюю пятилетку своей жизни. Нам важно, что в самые последние месяцы этой жизни Мухаммед очень точно определил вектор дальнейшей «внешнеполитической активности» своих последователей. Более того, в конце мая 632 г. Мухаммед собственноручно благословил Усаму ибн Зейда «воевать румов» в Палестине и Сирии. Но 8 июня Пророк умер, Усама вернулся с полдороги для участия в похоронах, но уже через две недели продолжил начатое. Так решил первый свежеизбранный наместник Пророка на земле (халиф по простому)  Абу Бакр.

Рейд Усамы по Палестине и Сирии был более чем успешным. И хотя короткое правление Абу Бакра запомнилось современникам в основном борьбой с вероотступниками в самой Аравии, но и о северных соседях халиф № 1 не забывал. Причем мыслил стратегически: для обеспечения правого фланга при завоевании Леванта на всякий случай завоевал ещё и территорию современного Ирака, с чего и начался окончательный закат Сасанидов.

Современный вид поля битвы при Ярмуке (Иордания)

Современный вид поля битвы при Ярмуке (Иордания)

Эти печальные обстоятельства привели даже к примирению непримиримых, ромеев и персов. Арабы, которых уже наставлял в вере халиф № 2 Уммар ибн аль-Хаттаб, более известный в европейской литературе как Омар I (634–644), отпраздновали этот несколько запоздавший фестиваль ромейско-персидской дружбы очень своеобразно: разнесли армию новоявленных союзников при Ярмуке* в 636 г. После этого вопрос «Сирия чей?» считался неприличным (хотя в приморских городах ромеи продержались ещё несколько лет).**

Пардон, увлекся. Эпос-то у нас «за славян», а не про воинов ислама первой-второй волн мобилизации. Славяне  появились на этой сцене только  в следующем поколении. Потому пока просто констатируем: за время правления Уммара левантийские провинции Империи и Египет стали частями Халифата. Граница с ромеями установилась по хребту Тавра в Малой Азии.

Солид Константа ІІ, чеканенный в 641– 646 гг.

Солид Константа ІІ, чеканенный в 641– 646 гг.

По смерти Ираклия в начале  641 г.  в Империи традиционно воцарилась некоторая неразбериха с престолонаследием, но уже летом страсти улеглись, а на престоле оказался внук Ираклия, Констант ІІ (641–668). Одиннадцатилетний мальчик, очень «выигрышная» фигура для нелёгких времен.

Не стоит думать, что ромеи не осознавали всю катастрофичность происходящего. Но вот  осознания того, что их роль «властителей Средиземноморья» уже окончательно отыграна, у имперцев, похоже, не было. Например, в 645 г. была сделана отчаянная попытка отбить Египет, житницу Империи. Но закончилось всё несколькими месяцами контроля небольших приморских крепостей и практически полным уничтожением основных сил экспедиционного корпуса, пытавшегося взять Александрию.***

Муавийа ибн Абу Суфьян, бывший в этот период главным военным стратегом арабов, из событий 645 г. сделал очень однозначный вывод, и настоял, чтобы халиф № 3, Усман ибн Аффан (644–656), отменил запрет своего предшественника, Уммара, на создание флота. И уже каких-то 10 лет спустя, в битве при Фойнике, арабский флот поставил жирный крест на военно-морском присутствии Империи в Восточном Средиземноморье.

Возмужавший (и чудом избежавший гибели при Фойнике) Констант ІІ наконец-то «вспомнил», что в Империю всё ещё входят де-юре Балканы. Правда, де-факто владения Империи тут уже представляли собою узкую полоску морского побережья и немногие пункты в горных местностях. А во внутренние районы ромеи заходить, судя по всему, боялись. «Потому что там – славяне». Вот и двинул Констант в 658 г. против славян.*****

Славяне уже минимум два  поколения вполне нормально чувствовали себя во Фракии и Македонии, обжились, обросли хозяйством и усиленно делали вид, будто бы понятия не имеют, что их пребывание на имперской территории незаконно. Они земли эти, вообще-то, завоевали и совершенно не «въезжали»: какие такие налоги и воинская повинность?! Повоевать во славу государя-императора? Это запросто! Но за отдельную плату. А если что не так, то они и против означенного императора и его людей будут воевать с удовольствием. Причем в этом случае совершенно бесплатно. Что и делалось неоднократно.

Источники не дают ни малейшего представления ни о том, как далеко отошло имперское воинство от столицы, ни о силах сторон. Сообщается только, что Констант ІІ  «выступил /…/ многих поработил и подчинил». Но сам факт: это первая операция против славян, инспирированная государем-автократором с … 602 г.****  И вот тут, судя по всему, в какую-то светлую имперскую голову пришла мысль использовать упомянутых «порабощенных и подчиненных» правильным способом, превратить «недружественных индейцев» во вполне дружественных.

 Далі буде… / Продолжение следует… / To be continued…

 

* Это на стыке границ современных Иордании, Сирии и Израиля, неподалеку от Галилейского моря/Тивериадского озера.

 

Мечеть Халида ибн аль-Валида. Комплекс, строившегося вокруг могилы выдающегося арабского военачальника с ХІ по начало ХХ в., сильно пострадал результате боев за Хомс.

Мечеть Халида ибн аль-Валида.
Комплекс, строившегося вокруг могилы выдающегося арабского военачальника с ХІ по начало ХХ в., сильно пострадал в результате боев за Хомс.

** Автором большинства крупных побед в кампаниях 630-х гг. был небезызвестный «Меч Аллаха», Халид ибн аль-Валид  (592–642). Похоронен «лучший кавалерист своей эпохи», что симптоматично, в сирийском городе Хомс.

 

*** Скорость, с которой воины ислама завоевывали территории,  очень любят пояснять их мотивированностью (чтоб не сказать «упоротостью»). Не без того, но основной составляющей арабских побед было всё-таки тактическое превосходство исламских военачальников над противником. Тот же упомянутый ибн Валид неоднократно разбивал армии, в двое-трое превосходившие его силы, переигрывая противников именно в тактике (Ярмук тому ярчайшее подтверждение).

А вот пояснять почему арабы прочно удерживали только-только завоеванные территории любят не очень, поскольку есть там идеологические моменты, напрочь рушащие стройные схемы «битвы цивилизаций». По большому счету на вероисповедание арабам было плевать, особенно в случаях с «людьми книги», иудеями и христианами. 

«Первомусульмане» отчетливо осознавали, судя по всему, что являются  горсткой правоверных в море разливанном иноверцев-зимми. Потому  жителям халифата в первые столетия его существования не возбранялось верить во что угодно, но вменялось оплачивать свободу совести. Джизью, специальный налог на иноверцев, можно было оплатить не только деньгами, но и кровью: те иноверцы, которые служили халифам мечем, от джизьи освобождались.

Это достаточно ярко контрастировало с «государственной религиозной политикой» Империи, для которой чуть ли не нормой была «перековка» «неправильных» христиан «правильными» (зачастую – огнем и мечем, с применением всей мощи «государственных силовых структур»). Если это учесть, то удивления по поводу того, что «освободительные армии» христианских императоров жители Леванта и Египта не встречали  цветами, станет значительно меньше.

По мере укрепления власти арабов и увеличения количества исповедовавших ислам в жизни зимми появлялись всё новые «поражения в правах». Однако процесс этот был небыстрым, а  катализировали его аж крестовые походы.  В раннем же средневековье гибкость «исламских фанатиков» в «вопросах  религий и национальностей» была куда выше, чем у «защитников истинной веры Христовой».

 

**** События 626 г. или те же осады Фессалоники, имевшие место в пределах 1-й четверти VII вв., «не считаются», ромеи не нападали, а вынужденно защищались.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх