Исторические работы

Когда врут цитаты

LIKБЕЗ перепечатывает текст, который будет полезен всем, кто ценит в истории не идеологию, а скептический, критический разум. Такой подход вполне отвечает нашей позиции:

Илья Дементьев

Труд заглянуть в первоисточник

Цитата — почти свидетельское показание.
Умберто Эко

Историк — не тот, кто знает. Историк — тот, кто ищет.
Люсьен Февр

bismark…Одно из самых полезных и в то же время увлекательных занятий — установление источников цитат и разоблачение фейков.

С проблемами такого рода мне пришлось столкнуться несколько лет назад при попытке найти источник широко распространенной в публицистике и даже в научных публикациях цитаты, передававшей мнение Уинстона Черчилля о Гумбинненском сражении — одной из первых битв Первой мировой войны (она грянула в августе 1914 года на территории современной Калининградской области):

«Очень немногие слышали о Гумбиннене, и почти никто не оценил ту замечательную роль, которую сыграла эта победа. Русская контратака Третьего корпуса, тяжелые потери Макензена вызвали в 8-й немецкой армии панику, она покинула поле сражения, оставив на нем своих убитых и раненых, она признала факт, что была подавлена мощью России».

Обнаружить буквально этот текст в доступных изданиях не удалось, и выход был найден в обращении к экспертам по биографии британского государственного деятеля. С помощью Р. Лэнгворта (США) и Р. Коэна (Канада) было установлено: популярная в России цитата представляет собой комбинацию нескольких фрагментов разных текстов Черчилля с некоторым искажением смысла (См. об этом подробнее: Дементьев И.О. Черчилль о Гумбиннене: к истории одной цитаты // Вестник БФУ им. И. Канта. 2011. Вып. 12. URL: http://journals.kantiana.ru/upload/iblock/5c7/douvjceolxsbxfweof_93-99.pdf; Дементьев И.О. Что все-таки Уинстон Черчилль сказал о Гумбинненском сражении? // Вестник БФУ им. И. Канта. 2012. Вып. 12. URL: http://journals.kantiana.ru/upload/iblock/ded/Дементьев%20И.%20О._155-157.pdf). Так в практике сложилась незатейливая методика работы по проверке аутентичности цитат — от первичного поиска в бумажных публикациях и в материалах Интернета к коммуникации с российскими и зарубежными экспертами.

Похоже, что аналогична судьба другой сентенции, активно воспроизводимой в разных массмедиа в год столетия начала Первой мировой войны. Это слова французского маршала Фердинанда Фоша:

«Если Франция не была стерта с лица Европы, то этим прежде всего мы обязаны России, поскольку русская армия своим активным вмешательством отвлекла на себя часть сил и тем позволила нам одержать победу на Марне».

Увы, до сих пор не удалось установить надежный источник этих высокопарных слов. Я написал нескольким экспертам, занимающимся биографией и творчеством маршала Фоша, однако все полученные ответы были неутешительными.

Научный сотрудник Международного музея гусар (Тарб, Франция) Жером Жироде ответил, что никогда не встречал этой цитаты, хотя, «конечно, с точки зрения Франции, очень быстрая русская мобилизация 1914 года (удивительная для того времени) и атака в районе Мазурских озер (к сожалению, приведшая к поражению) заставили мобилизовать на Восточном фронте немецкие дивизии, которые не могли участвовать в битве на Марне, что позволило остановить немецкое наступление во Франции» (Письмо Jérôme Girodet автору (16.06.2014, на франц. яз.). Здесь и далее цитирование частных писем осуществляется с любезного разрешения их авторов.). В отношении вопроса о том, насколько правдоподобно выглядит эта фраза Фоша, мнения экспертов разделились. Одни высказали убеждение в том, что текст отражает чувства высшего французского командования в августе 1914 года, другие предположили, что даже если Фош действительно произнес эти слова, то в силу дипломатической необходимости удержать Россию в качестве воюющей державы, а не по каким-либо иным причинам.

Доктор Элизабет Гринхал из Университета Нового Южного Уэльса в Канберре ответила, что «никогда не видела где-либо этого текста… хотя прочитала все его частные бумаги и записки. Нельзя сказать, что он никогда не произносил этих слов — они выглядят как нечто сказанное журналисту или, возможно, при открытии военного мемориала… Я бы отметила еще две вещи: во-первых, правда, что согласие России перейти в наступление в августе 1914 года наряду с Францией было решающим для выживания Франции; но, во-вторых, Франция не вступила бы в войну в 1914-м, если бы не была обещана российская помощь (и французская поддержка России по поводу Сербии и т.д.). Наконец, эти слова сродни глянцу, нанесенному после Второй мировой войны на нечто, что Фош мог сказать в публичном контексте (он умер в 1929-м). Проблема Интернета в том, что опубликованное однажды в эфире схватывается поисковыми системами и затем повторяется до бесконечности» (Письмо Dr. Elizabeth Greenhalgh автору (20.06.2014, на англ. яз.)).

Если в случае с комплиментарным мнением Черчилля сомнений в том, что расхожая цитата — фейк, практически нет, то по поводу французского маршала определенные надежды сохраняются: в некоторых публикациях содержатся туманные ссылки на слова Фоша, сказанные в адрес Объединения русских военных инвалидов за рубежом — то ли в письме, написанном в конце 1918 года, то ли в речи, которую маршал держал в ноябре 1929 года (более чем через полгода после собственной кончины, наступившей 20 марта). В любом случае отсутствие строгой ссылки на источник цитаты делает ее слишком похожей на фальшивку. Русская победа при Гумбиннене, сыгравшая известную роль на начальной стадии Первой мировой войны, не становится ярче от того, что о ней высоко отозвались господа Черчилль и Фош. Напротив, несоблюдение исторической правды в мелочах может выглядеть унизительным заискиванием, как будто успехи Русской императорской армии нуждаются в высокопарных оценках зарубежных государственных мужей.

Еще один пример фальшивой цитаты, которая в последнее время по понятным причинам приобрела популярность, — приписываемые Отто фон Бисмарку слова:

«Могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть все русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Все остальное — дело времени».

Эта цитата в формате мема широко распространяется по социальным сетям к вящей радости некритически настроенных молодых умов, хотя любому специалисту бросаются в глаза вызывающие сомнение в подлинности текста нюансы (начиная со слова «Украина», которого не было в лексиконе Бисмарка). По моей просьбе немецкие коллеги осуществили поиск хотя бы чего-то похожего на эти слова, но ни в одном издании, включая двухтомник Макса Клемма (Klemm М. Was sagt Bismarck dazu? Вerlin, 1924. Bde 1–2. Благодарю за помощь доктора Ульфа Моргенштерна (Dr. Ulf Morgenstern) из Фонда Отто фон Бисмарка (Otto-von-Bismarck-Stiftung).), этого мрачного прогноза, якобы сделанного немецким канцлером, найти не удалось. А недавно блогер Игорь Петров проследил путь цитаты вглубь десятилетий и нашел самый ранний текст, в котором слова об отрыве Украины от России переданы в форме косвенной речи. Это оказалась статья некоего I. Рудовича под названием «Вступлення митр. Андрія Шептицького на митр. престол у Львові» (журнал «Богословія», Львів, 1926, с. 219) (Игорь Петров. Служба утерянных цитат – 10 (24.12.2013). URL: http://labas.livejournal.com/1050646.html). Почти на 100% можно утверждать, что Отто фон Бисмарк ничего подобного не говорил — жалкая футурология не более убедительна, чем рассказ Скапена о киднеппинге по-турецки. Однако при современном уровне коммуникации остановить воспроизведение фейка — дело почти безнадежное.

Источник: «Труд заглянуть в первоисточник»


Игорь Петров

Служба утерянных цитат-10

Уваж. idelsong поинтересовался происхождением известной цитаты Бисмарка про Украину.

Начать тут, вероятно, надо с того, что хотя сама цитата стала неотъемлемой частью Походного Словаря Политолога, канонической ее версии не существует. Создается впечатление, что каждый уважающий себя политолог переводит ее наново с тайного немецкого оригинала. Действительно:

  • «Могущество России может быть подорвано только отделением от нее Украины». Бисмарк (Н. Ульянов, Е. Морозов «Украинский сепаратизм: идеологические истоки самостийности», 2004);
  • «Немецкий канцлер Отто фон Бисмарк: «Могущество России может быть подорвано только отделением от неё Украины… необходимо не только оторвать, но и противопоставить Украину России, стравить две части единого народа и наблюдать, как брат будет убивать брата. Для этого нужно только найти и взрастить предателей среди национальной элиты и с их помощью изменить самосознание одной части великого народа до такой степени, что он будет ненавидеть всё русское, ненавидеть свой род, не осознавая этого. Всё остальное — дело времени»» (Г. Крючков. «Украина перед судьбоносным выбором», 2010). Эта цитата наиболее распространена в сети. Привлекает внимание отточие после первого предложения, которое как бы предполагает существование полной версии слов Бисмарка. Увы, ни один из источников не раскрывает загадку отточия;
  • «В своё время Бисмарк сказал, что для огромного тела Российской Империи смертельна лишь одна операция — ампутация Украины» (И.Саввон. «Россия–Украина», 2001);
  • «…Слова Бисмарка, что «для огромного тела Российской империи смертельна лишь одна операция — ампутация Украины»…» (А.Шутов «Постсоветское пространство», 1999, та же цитата в А.Шутов «Россия в жерновах истории», 2008);
  • «Еще Бисмарк говорил, чтобы погубить Россию, надо оторвать от нее Украину» (Д.Рогозин, цит. по «Независимая газета» ,17.06.1997).

Совершим теперь скачок на сто с лишним лет назад и обратимся собственно к первоисточнику — мемуарам Бисмарка «Мысли и воспоминания» («Gedanken und Erinnerungen», русский перевод приводится по советскому изданию 1940 г.). В главе V мемуаров, рассказывая о немецкой политике времен крымской войны, Бисмарк упоминает о т.н. «Партии Еженедельника», возглавляемой Р. фон дер Гольцем и М. Бетманом-Гольвегом, которая…

«…Вела странную двойную игру. Я вспоминаю, какими обширными записками обменивались эти господа. Порой они знакомили с содержанием записок и меня, надеясь привлечь на свою сторону. В качестве цели, к которой надлежало стремиться Пруссии как передовому борцу Европы, там намечалось: расчленение России, отторжение ее остзейских губерний, которые, включая Петербург, должны были отойти к Пруссии и Швеции, отделение всей территории Польской республики в самых обширных ее пределах, раздробление остальной части на Великороссию и Малороссию, хотя и без того едва ли не большинство малороссов оказывалось в пределах максимально расширенной территории Польской республики. В оправдание этой программы ссылались преимущественно на теорию барона фон Гакстгаузена-Аббенбург («Исследования внутренних отношений народной жизни и в особенности сельских учреждений в России»), который доказывал, что эти три области, взаимно дополняющие своей продукцией друг друга, обеспечат 100 миллионам русских, если они будут едины, преобладание над остальной Европой…

В то время как Гольц и его берлинские сподвижники довольно ловко обделывали свои дела… Бунзен, посланник в Лондоне, имел неосторожность послать в апреле 1854 г. министру Мантейфелю пространную записку, в которой выдвигались требования восстановления Польши, расширения Австрии вплоть до Крыма, возведения эрнестинской линии на саксонский королевский престол и т. п. и в которой рекомендовалось, чтобы Пруссия содействовала осуществлению этой программы. Одновременно Бунзен сообщил в Берлин, что английское правительство не возражает против присоединения приэльбских герцогств к Пруссии, если последняя примкнет к западным державам; в Лондоне же он дал понять, что прусское правительство согласно на это при условии означенной компенсации. Оба эти заявления были сделаны Бунзеном без всяких на то полномочий. Король, когда это дошло до него, нашел, при всей своей любви к Бунзену, что дело зашло уж слишком далеко, и через Мантейфеля приказал Бунзену уйти в долгосрочный отпуск, закончившийся отставкой».

Как нетрудно убедиться, автор ничуть не симпатизирует «Партии еженедельника», нет в приведенном отрывке и упомянутой цитаты.

В начале 1888 года немецкий философ Эдуард Гартман опубликовал статью «Россия в Европе» («Rußland in Europa». In: «Die Gegenwart», Berlin, №1, 1888), в которой предложил таким образом решить русский вопрос:

«Финляндия была бы отдана Швеции, Бессарабия–Румынии, Эстляндия, Лифляндия и Курляндия вместе с Ковенской и Виленской губерниями преобразованы бы в самостоятельное Балтийское королевство, а речная область Днепра и Прута — в королевство Киевское. Швеция и Балтийское королевство получили бы гарантию их существования от Германии, а Румыния и королевство Киевское — от Австрии и вступили бы с этими государствами в военный союз, при котором их армии были бы в случае войны подчинены командованию стран-гарантов. В Польше снова вступили бы в силу права собственности раздела 1795 года с использованием стратегически целесообразных границ. На Балканском полуострове у Австрии были бы развязаны руки» (использован перевод из «Внешняя политика и дипломатия германского империализма в конце XIX века», 1948, который, однако, уточнен и дополнен).

Если сначала между Бисмарком и текстом Гартмана была установлена связь скорее спиритуального рода, см., к примеру, «Гартманъ принадлежитъ къ безусловнымъ поклонникамъ германскаго канцлера и давно уже старается въ своихъ философскихъ трактатахъ пропагандировать политику Бисмарка» (журнал «Наблюдатель», Спб, 1889), то через 25 лет, когда началась мировая война, все и всяческие маски были одновременно сорваны по разные стороны фронта:

In my ‘ Poland ‘ I mention how, in 1888, Bismarck, under the mask of Eduard Hartmann, put forth the idea of the separation of the Ukraine from Russia as a hint to his friend the Tsar of what might happen if Russia did not behave herself (G.F.L. Raffalovich «The Land of Mazeppa». In «The Athenaeum» London, 1916).
Mit Bewunderung für seine Voraussicht grosser politischer Entwicklungen lesen wir von der durch Eduard v. Hartmann mitgeteilten politischen Idee Bismarcks, den alten Kiewer Staat wieder herzustellen. Diese Idee Bismarcks ist die Knochen der ukrainischen Soldaten wert! (W. Kuschnir «Die Ukraine und ihre Bedeutung im gegenwärtigen Kriege mit Russland», Wien, 1915)

В русской традиции тут, правда, случилась геополитически-клерикальная рокировка и место Украины внезапно заняло православие:

«Эдуардъ фонъ-Гартманъ, философъ болѣе откровенный, чѣмъ нужно быть дипломату, какъ-то выразился, что «для одолѣнія русскихъ необходимо ослабить ихъ духъ, тоесть православіе, а тогда путемъ колонизаціи и пропаганды завоевать». И Бисмаркъ понималъ это такъ же хорошо, какъ и Гартманъ. Имъ былъ организованъ фондъ въ милліонъ марокъ на «евангелистовъ» въ Россіи. Гамбургская баптистская семинарія, снабжающая Россію проповѣдниками штундо-баптизма съ особенной любовью всегда поддерживалась германскимъ правительствомъ» (А.Ренников «Золото Рейна: о нѣмцах в Россіи», Спб. 1915).

Вообще уже в ходе первой мировой войны идея стала достаточно общим местом, причем не последнюю роль тут играли проживавшие в Германии/Австро-Венгрии украинцы. Цитированный выше В.Кушнир, в частности, замечал, что лишь «оттеснение России от Черного моря восстановит политическое равновесие в нашей части света», а депутат рейхстага Л.Цегельский настаивал, что одно лишь отделение от России Финляндии, Курляндии, Литвы и Польши ничего не даст, так как экспансионистские планы России проходят по линиям Киев–Лемберг–Будапешт–Триест и Киев–Севастополь–Константинополь–Дарданеллы, а значит, отправной точкой для них является Украина.

Советские историки вопроса не смогли прийти к единому мнению. Хотя в 1943 г. в «Историческом журнале» Бисмарк упоминался лишь в качестве свидетеля:

«Еще во время Крымской войны (1853–1856) среди господствующих кругов Пруссии группа М. Бетман-Гольвега, так называемая группа «Еженедельника», считала необходимым в числе других земель отторгнуть от России и Украину, как об этом свидетельствует О. Бисмарк.

В 1948 г. академик Ф.А.Ронштейн настаивал, что:

«…Стоявший еще всецело на почве бисмарковских идей известный философ Эдуард Гартман, путавшийся и в политических вопросах, мечтал в 1889 г. о расчленении России («Из истории Прусско-Германской империи, том I»).

А в вышедшей в том же году книге «Внешняя политика и дипломатия германского империализма в конце XIX века» А.С.Ерусалимский (редактор перевода мемуаров Бисмарка) связи между Бисмарком и Гартманом напротив не усматривал.

Дальше удалось продвинуться восточногерманскому историку К.Ремеру, который пристегнул Бисмарка к Гартману таким образом:

«Гартман, очевидно, верил, что Королевству Киевскому будут приданы и 3 миллиона украинцев (Восточной) Галиции, которые для Австро-Венгерской монархии представляют лишь опасность, так как провоцируют русские аннексионные стремления и атаки. Это совпадало со взглядами Бисмарка («Мысли и воспоминания», стр. 584) («Die Ukraine im Blickfeld deutscher Interessen», Frankfurt/M. u.a. 1997)

Однако, на указанной странице мемуаров Бисмарка мы обнаруживаем лишь такой пассаж:

«Мы не можем требовать от Австрии, чтобы она отказалась от оружия против России, которым она владеет, поддерживая польский элемент в Галиции… Пока существовал тройственный союз восточных держав, Австрия могла выдвигать на первый план свои отношения с русинами; если же этот союз распадался, то на случай войны с Россией разумнее было иметь в распоряжении польское дворянство. Вообще Галиция менее прочно прилажена к австрийской монархии, чем Познань и Западная Пруссия к прусской. Эта австрийская провинция, открытая с востока, искусственно приклеена к Австрии с внешней стороны Карпат; Австрия могла бы прекрасно обойтись без нее, если бы вместо 5 или 6 миллионов поляков и русин могла получить возмещение в пределах Дунайского бассейна. Планы такого рода в форме обмена Галиции на [области] с румынским и юго-славянским населением при восстановлении Польши во главе с каким-либо эрцгерцогом, обсуждались во время Крымской кампании и в 1863 г. лицами, имеющими и не имеющими к этому отношения».

Натурально, теперь, когда мы пробежали уже около трех кругов вокруг злополучной цитаты, было бы несправедливо уйти без ответа на вопрос, откуда же взялась та самая ампутация, о которой так азартно толкуют современные политологи. Выскажу догадку. В 1971 году В.Добричев сообщил, что:

«…Бывший немецкий дипломат в Петербурге, железный канцлер кн. Бисмарк, наиболее удачно оценив украинский вопрос, высказал мысль о необходимости создания независимой Украины для удержания равновесия и мира в Европе. Отторжение Украины было бы тяжелой ампутацией для России». («В тени святого Юра», М., 1971).

И даже дал ссылку на (несколько, признаем, экстравагантный для советского Политиздата) источник: I. Рудович, «Вступлення митр. Андрія Шептицького на митр. престол у Львові» («Богословія», Львів, 1926, стр. 219) К счастью, этот журнал оказался оцифрован и вот:

389766_original
Источник: «Служба утерянных цитат-10»

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх