Украина: территория

В 1917–1918 годах большевики не считали временные региональные республики хоть как-то связанными с Украиной?

Миф 

В 1917–1918 годах большевики не считали временные региональные республики (Донецко-Криворожскую, Одесскую, Республику Тавриду (Крым)) хоть как-то связанными с Украиной.


Историческая реальность

Документы свидетельствуют, что они считали эти временные образования «частью Украины». Зимой 1917–1918 гг. в хаосе гражданской войны возникало гораздо больше местных «высших органов власти» — вплоть до уровня уезда, учесть которые все просто невозможно. Они не имели никаких признаков реальной государственности, а их «территории» в основном являлись фантазией их вождей. Правительство советской УНР считало своей территорией всю территорию Украинской Народной Республики, провозглашенной Центральной Радой. В дальнейшем, с 1919 г., стремясь к централизации советского режима, Москва уже не возвращалась к идее регионализации или дробления Украины.

На момент конфликта украинской Центральной Рады и большевистского Совнаркома в декабре 1917 г. территория Украины уже была очерчена в III Универсале Рады, а в январе подтверждена в IV Универсале, и воспринималась большевиками как данность (смотри: «В 1917–1918 годах границы Украины сформировала советская Украина, — т.е. большевики»); советское правительство использовало и название государства как у Рады – Украинская Народная Республика (УНР). Теперь уточним вопрос о статусе региональных советских республик.

До 15 марта 1918 г., когда ЦК РКП(б) решило создать в Крыму отдельное административное образование, руководство советской УНР считало Крым неотъемлемой составной частью Украины. В частности, это подтверждается постановлением Народного секретариата (правительства) от 7 марта, в котором говорилось про «Украину в границах III и IV Универсалов, т.е. в том числе и те части Украины, которые составляют Донскую, Донецкую, Крымскую и Одесскую Советские Республики».

Параллельно с этим в январе (по новому стилю — в феврале) 1918 г., уже после выезда Народного секретариата в захваченный большевиками Киев, в Харькове была провозглашена Донецко-Криворожская республика (ДКР) (иногда — просто «Донецкая»). Говорить о какой-либо ее территории не представляется возможным, поскольку фактически в каждом «советском» регионе власть принадлежала местным советам, которые никому не подчинялись. Например, Старобельский уездный совет, который, казалось бы, находился на территории ДКР, провозгласил именно себя высшей властью на территории уезда. То есть в случае с ДКР, как и советской УНР, говоря о их «территории» речь идет прежде всего о видении возможных границ самим руководством этих образований. В основном это было их фантазией. При чем фантазией, основанной на фактах экономики (Донбасс — особый экономический регион), а не этнического состава населения. Преобладание украинцев никто не оспаривал.

Ленинский Совнарком, надеясь на то, что начавшееся наступление Германии не затронет восток Украины, в феврале-начале марта 1918 г. не давал конкретных указаний относительно территории Советской Украины. В своей правоте были уверены как представители советской УНР, таки руководство ДКР. Однако после заключения Брестского мирного Договора, опасаясь дальнейшего наступления Германии, на своем заседании 15 марта 1918 р. ЦК РКП(б) дал четкую директиву: Донецко-Криворожский бассейн входит в состав Украины. Вскоре советская власть на территории Украины пала. В следующий ее приход, в начале 1919 г. к идее регионализации большевики уже не возвращались, т.к. она противоречила задачам централизации режима.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх