Бандеровцы и коллаборационисты

В основе идеологии ОУН/УПА лежала цель уничтожения представителей всех других национальностей, кроме украинской?

Миф 

В основе идеологии ОУН/УПА лежала цель уничтожения представителей всех других национальностей, кроме украинской. Первой задачей было уничтожение поляков, что вылилось в «Волынскую резню» 1943 г.

«В 1943–1944 годах зверскими методами бандеровцы истребили, по меньшей мере, 120 000 польского беззащитного населения Волыни и Галиции, причем это не были спонтанные или ситуативные действия, это было плановое, доктринальное, организованное ОУН Бандеры массовое убийство польского населения… Так что списать их террор на «ошибки» и «крайности» войны уже не получается».
Ставицкий А. «К юбилею С.Бандеры. Уроки истории. Урок 2-й: Внимание коллаборанты!»


Историческая реальность

В российской пропаганде привлечение внимания к Волынской трагедии является попыткой показать репрессии советского режима против украинского населения Западной Украины 1939 — начала 1950-х годов как продолжение борьбы против нацизма.

Поэтому все украинское национально-освободительное движение подается в тональности оценок гитлеризма. Это создает вневременный образ «бандеровца», который просто уничтожает все инородное. Однако программные документы ОУН/УПА не содержали призывов к уничтожению поляков. Вооруженный конфликт между украинцами и поляками в условиях нацистской оккупации возник в результате двадцатилетней репрессивной политики Польского государства по отношению к украинскому меньшинству до 1939 г. В конце и после войны СССР и Польша на государственном уровне продолжили политику этнических чисток своих территорий без всякого участия «бандеровцев», (см.: «Советский Союз никогда не производил этнических чисток в Западной Украине?»)

В постановлениях ІІ (краковского) Большого съезда ОУН (б) 1-4 апреля 1941 г. указывалось: «ОУН выступает против деятельности тех польских групп, которые борются за восстановление польской оккупации украинских земель. Прекращение антиукраинских акций со стороны поляков является предпосылкой для налаживания взаимоотношений между украинской и польской нациями.» (См.: документ №113 в кн. Українська суспільно-політична думка в 20 ст.: Документи і матеріали. В 3- т. Т. 3. — Нью-Йорк, 1983. — С. 15.)

Противостояние на Волыни, в результате которого по разным подсчетам погибло от 40 до 100 тыс. поляков и до 20 тыс. украинцев, является одним из эпизодов более масштабной трагедии — украинско-польской войны 1943–1947 гг.

Истоки этого конфликта лежат в репрессивной политике межвоенной Польши по отношению к украинцам (см. «Историческая справка о причинах политической радикализации Западной Украины в 1920-1930-е годы.»). Последствия этой ситуации проявились в условиях нацисткой оккупации.

События Волынской трагедии развивались на фоне катастрофической экономической ситуации в регионе, которая сложилась в результате оккупационной политики нацистов и до предела обострила и без того сложные украинско-польские отношения.

К тому же вследствие советской и немецкой оккупации насилие стало нормой повседневной жизни. Жители Волыни были свидетелями депортации поляков советской властью и уничтожения евреев немцами. На 1943 г. ? населения Волыни столкнулась с определенной формой насилия через свою этническую принадлежность.

В апреле 1943 г. части Первой группы УПА под командованием «Дубового» (И.Литвинчука) уничтожили жителей села Иванова Долина (Костопольский р-н, Ровенская обл.). Впоследствии было уничтожено ряд польских колоний на Волыни, которые сотрудничали с немцами и советскими партизанами. Несмотря на то, что на Волыни силы польской Армии Крайовой (АК) были горазда слабее, чем отряды УПА и самооборона украинских сел, они взялись за ответные акции возмездия.

В июле 1943 г. местное руководство ОУН(б) поставило каждому польскому селу ультиматум: покинуть территорию Волыни в течении 48 часов. Всех, кто ослушается, ожидала неминуемая смерть. В ответ польское подполье обнародовало свой приказ: «Сидеть на месте, или Польша потеряет Волынь». 11 июня произошло одновременное скоординированное нападение подразделений УПА на 167 польских поселений. Именно лето 1943 г. стало пиком эскалации насилия на Волыни. В массовых антипольских акциях принимали участие и гражданские лица, вооруженные косами и топорами — т.е. обычное крестьянство. Не только политическая, но и повседневная бытовая вражда, накапливавшаяся на протяжении 20 лет, нашла свой выход в безнаказанности любых насильственных действий. Польское население и недавние мигранты (колонисты) стали сначала заложниками, а потом жертвами предшествующей репрессивной политики Варшавы.

В октябре 1943 г. руководство ОУН(б) издало Коммуникат, в котором осудило насилие на Волыни и изложило свое видение причин конфликта. (См.: документ №120 в кн. Українська суспільно-політична думка в 20 ст.: Документи і матеріали. В 3-х т. Т. 3. — Нью-Йорк, 1983. — С. 82–84). В ноябре с должности командующего УПА был смещен «Клим Савур» (Д.Клячкивский) — непосредственный руководитель антипольской акции. Его заменил «Тарас Чупринка» (Роман Шухевич). Понятно, что это не снимает ответственности с украинской стороны.

Осенью 1943 г. по приказу генерала Армии Крайовой Т.Коморовского на всей территории Генерал-губернаторства, за исключением дистрикта Галичина, начались ответные польские акции против украинцев. В результате к июню 1944 г. было сожжено полторы сотни сел, в которых проживало около 15 тыс. украинцев.

Исследователи по разному оценивают количество жертв с польской стороны. Цифры варьируются от 40 тыс. до 100 тыс. чел. Последняя нереальная цифра связана с попытками отдельных исследователей представить волынские события как «геноцид польского народа», и потому надуманное увеличение числа жертв придает данной концепции большую легитимность.

Оценка антипольской акции на Волыни как «геноцида» является необоснованной. Ни УПА, ни сельское украинское население не имело возможностей и ресурсов государственного аппарата для осуществления целенаправленного геноцида. С украинской стороны жертвами конфликта стали 20 тыс. чел. Волынская трагедия очевидно является «этнической чисткой», причиной которой стал межэтнический конфликт на политической, конфессиональной, экономической и бытовой почве, развившийся в результате официальной репрессивной политики II Речи Посполитой. Потому мера ответственности за произошедшую трагедию ложится и на польскую, и на украинскую стороны конфликта. Не стоит также сбрасывать со счетов провокации со стороны немцев и советских партизан, которым было выгодно украинско-польское противостояние, поскольку оно потенциально ослабляло АК и УПА. Эти провокации однозначно нельзя расценивать в качестве источника украинско-польского конфликта, но подливание масла в огонь межнациональной вражды увеличивало количество жертв.

Комментарии
Обычный патриотизм должен быть подкреплен надежными источниками и фактами, которые можно использовать для своего сознания, так и для «идеологических дискуссий».

© 2014-2016 Ликбез. Atlaskit.

На верх